Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Узники климата

Условия для ведения бизнеса в России остаются одними из самых суровых в мире

«Газета.Ru» 27.05.2011, 13:56
Thinkstock/Fotobank.ru

В страну, где предприниматели массово сидят в тюрьмах, без чиновной «крыши» никакой бизнес не идет, инфраструктура разрушается, профессиональная квалификация работников неуклонно снижается, вкладываться могут только самые отчаянные экстремалы.

Мосгорсуд подтвердил приговор Ходорковскому и Лебедеву (символически смягчив его на один год) как раз накануне Дня российского предпринимателя, придуманного еще в конце президентства Путина и отмечавшегося 26 мая в четвертый раз.

Фигуранты дела ЮКОСа не единственные предприниматели, встретившие этот знаменательный день в местах лишения свободы.

По подсчетам объединения защитников малого бизнеса «Бизнес-солидарность», возглавляемого Яной Яковлевой, каждый третий российский заключенный — бизнесмен, а каждый шестой российский предприниматель сидит в тюрьме.

Точны эти оценки или нет, но ясно, что в тюрьмах и колониях сегодня находится все же меньшинство наших коммерсантов. А счастливое большинство мирно трудится на свободе. Правда, заплатив за свое счастье безоговорочным принятием особых наших правил игры и практически полностью подчинившись чиновничеству и силовикам.

В открытом письме шефу ФСБ Александру Бортникову, помеченному тем самым 26-м мая — праздничным для бизнесменов днем, банкир Александр Лебедев перечисляет фамилии генералов и офицеров ФСБ, которые, по его словам, методично разваливают его бизнес, поскольку он не захотел найти с ними общий язык: «До тех пор пока у коррупции в стране такая «крыша», она непобедима…» Лебедев не только критикует, но и предлагает помочь: «Как в прошлом офицер с 11 годами опыта работы, готов предложить свой опыт и знания для разоблачения коррупции, которая пронизывает кредитно-финансовую сферу России и силовые структуры страны».

Иностранные официальные учреждения не столько предлагают добрые услуги, сколько предостерегают земляков-бизнесменов. Представитель госдепартамента США, ссылаясь на обвинительный приговор Ходорковскому и Лебедеву, просит«американские компании взвешивать все «за» и «против» той атмосферы, в которой они собираются вести бизнес».

А глава фонда Hermitage Capital Уильям Браудер, который прошел через эксперимент с инвестированием в российскую экономику четырех миллиардов долларов и потерял здесь не только деньги, но и своего партнера Сергея Магнитского, дипломатических выражений подбирать не пытается: «В России нет государства. Это территория, оккупированная горсткой преступников. В России живет 141 миллион нормальных, работящих людей. И миллион преступников, которые все разрушают».

Международная правозащитная организация Amnesty International тоже приготовила подарок к Дню российского предпринимателя: вынесла необычное в своей практике решение — объявила «русских бизнесменов Ходорковского и Лебедева» узниками совести, признав тем самым факт, что простое отстаивание бизнесменами своих позиций расценивается нашими властями как политический вызов, на который отвечают репрессиями.

Основная масса российских бизнесменов никаких вызовов властям, понятное дело, не бросает и реагирует на особенности нашего делового климата вывозом денег и семей за рубеж.

«За первые четыре месяца текущего года чистый отток частного капитала составил примерно $30 млрд. Это очень большая цифра, — меланхолически констатирует глава Центробанка Сергей Игнатьев. — Трудно дать какое-нибудь простое, однозначное объяснение этому процессу… Но главная причина, наверное, это все-таки не вполне благоприятный инвестиционный климат в России».

Надо сказать, что фраза о неполной благоприятности этого «климата» стала уже ходячей в устах российских руководителей, включая и президента. Признание этого грустного обстоятельства, соединенное с туманными обещаниями в скором времени все как-нибудь улучшить и наладить, раз за разом повторяется и для внутреннего употребления, и на всех встречах первых наших лиц с политическими и деловыми лидерами внешнего мира, от Давосских форумов и до саммитов G8.

Но чем дальше, тем явственнее за протокольным оптимизмом чувствуется унылый фатализм, как будто речь идет о некоем природном явлении. Хотите к нам со своими деньгами — так приспосабливайтесь к тому, что есть. В Сибири пальмы не растут.

И только один человек, он же национальный лидер, от раза к разу наращивает лучезарность обещаний. Выступая на приуроченном к Дню предпринимателя форуме российского бизнеса, Владимир Путин еще больше радикализировал свой план предстоящих успехов. Тут и удвоение производительности труда за 10 лет, и выход на французский уровень подушевого ВВП, и создание примерно за те же сроки «25 миллионов современных, качественных рабочих мест», и даже удивительное явление не завтрашнего, а прямо-таки сегодняшнего дня, когда «успешные компании не только теснят импорт на нашем собственном, внутреннем рынке, но и стремятся выходить на внешние рынки». И, разумеется, рецепт всех этих уже состоявшихся и будущих побед: «Нам нужно сделать так, чтобы именно у нас, в России, каждый мог воплотить в жизнь свою… мечту, чтобы вкладывать труд, усилия, инвестиции в новую индустриализацию было выгодно и комфортно…»

Предвыборные обещания — вещь естественная. Неестественно, когда эти обещания — безостановочный, никем не прерываемый монолог. Если бы на политическое поле допускались политики-конкуренты, им было бы что рассказать о теневой стороне «выгодности и комфортности».

Например, попросить отчитаться о причинах несостоявшегося предыдущего удвоения ВВП. Или сообщить, что в реальной действительности новых рабочих мест создается сейчас не 2,5 млн в год, а раза в полтора-два меньше, а главное, очень сомнительно, что среди этих новых мест, занимаемых в основном малоквалифицированной привозной рабочей силой, преобладают именно «современные и качественные». А вакансии современного типа, которые все же возникают, сплошь и рядом остаются незаполненными, поскольку дезорганизованная система образования не способна обеспечить их кадрами. Что же до победоносного вытеснения импорта нашими «успешными компаниями», то эта гипотеза опровергается фактом, что за первые четыре месяца 2011 года импорт вырос более чем на 40% по сравнению с тем же периодом 2010-го, а собственный ВВП за это же время — только на 3,9%.

«Воплощать свою мечту» на поприще предпринимательства у нас может вовсе не «каждый», как обещает Путин, а только человек с особым комплектом связей и возможностей, в совокупности называемых «крышей». Каковую практику сам же премьер обещал продолжать и развивать в речи, произнесенной днем раньше, на презентации новой бюрократической конторы, ведающей инновациями (Агентства стратегических инициатив): «Чтобы двигаться дальше, им нужна поддержка и административное сопровождение…, а агентство могло бы выполнить роль посредника…»

Но если каких-то избранных бизнесменов «административно сопровождают» в позитивном для них смысле, то это с неизбежностью означает, что все прочих «административно сопроводят» в смысле негативном, и хорошо еще, если не прямо в СИЗО.

И народ на этот счет нисколько не обольщается. Отвечая на вопрос «Ценятся ли в вашей стране инновации и креативность?», 61% россиян ответили отрицательно и только 26% с разной степенью уверенности положительно. По опросу, проведенному в 24 странах компанией GlobeScan, наши земляки оказались в нижней тройке, вместе с египтянами и турками. А вот среди опрошенных китайцев и американцев по 75% сообщили, что в их странах инновации и креативность ценятся.

У России нет конкурентных преимуществ, предположительно, еще сохраняющихся где-нибудь в Египте, — ни редкостной дешевизны рабочей силы, ни согласия трудиться в любых условиях. Если оставить в стороне сказочные нефтяные сверхприбыли, которые, как всякая сказка, когда-нибудь закончатся, нашей стране остается добиваться процветания так же, как и всем прочим, — деловой хваткой, свободной конкуренцией, ставкой на упорство и интеллектом. Но вот как раз для этого у нас климат совершенно неподходящий.