Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Монета с двумя орлами

Попытка сделки «Роснефти» и BP иллюстрирует особенности ведения бизнеса в России

«Газета.Ru» 17.05.2011, 20:37
Thinkstock/Fotobank.ru

Пока инвестиционный климат в России обеспечивается личными договоренностями с высокопоставленными чиновниками, он будет далек от нормального даже при выполнении решений международного суда.

Крупнейшая британская нефтяная корпорация British Petroleum не смогла вовремя согласовать многомиллиардную сделку с «Роснефтью» и теперь может быть отстранена от разработки российских арктических нефтяных запасов, которые рассчитывала включить в свою отчетность.

После техногенной катастрофы в Мексиканском заливе, в результате которой ВР отчиталась об убытках в $3 млрд, компания рассчитывала на успех в России. В конце концов, в партнерах уже есть AAR, в который входят группа «Альфа» и главный инноватор «Сколково» Виктор Вексельберг, а заинтересованные переговорщики из «Роснефти», с которой так хотелось совместно освоить арктическую нефть, должны быть озабочены и иностранными капиталовложениями, и ликвидацией репутационных издержек, возникших после передачи в «Роснефть» активов ЮКОСа. И куратор сделки вроде бы идеален — Игорь Сечин, смотрящий за российским сырьем. И вдруг все срывается, потому что «надежные партнеры» возмущены: с ними не посоветовались, их интересы не учли.

Вопрос решался в самом что ни на есть цивилизованном Стокгольмском арбитражном суде, и туда консорциум AAR представил неопровержимые доказательства того, что ВР нарушила их права: в акционерном соглашении ТНК-ВР говорится, что британцы должны реализовывать нефтегазовые проекты в России только через это совместное предприятие.

Торжество европейского закона в данном случае парадоксальным образом не улучшает инвестиционный климат в России, на суровость которого неоднократно жаловался президент Медведев. Конечно, должно обнадеживать, что российские партнеры в этом конфликте обратились в суд, а не к другим, менее вежливым арбитрам. В то же время настораживает, что British Petroleum так полагалась на внутрироссийский административный ресурс.

Инвестклимат в стране должен быть обеспечен верховенством закона, а не персональными (гласными или негласными) договоренностями с высокопоставленными чиновниками, совмещающими работу в правительстве с руководством крупнейшими (пусть и государственными) компаниями.

Пока же «инвестиционный урок» для крупных (да, наверное, и средних, и мелких) иностранных капиталистов, не поднаторевших в особенностях российской коммерческой жизни, получился таким: даже пользуясь самым наилучшим «блатом», здесь следует семь раз отмерить. Британские нефтяники не договорились с российскими бизнесменами о размерах отступных. Отступных, которые нашим ребятам причитаются за то, что они при полной поддержке политического руководства выступают договаривающейся стороной в сделке по освоению российских природных ресурсов.

Потому что без политического благословения у нас нельзя. Это называется распродажей Родины. С одобрением же — можно, но последствия могут быть непредсказуемыми.

Непосредственный распорядитель ресурсов, задействованных в сделке, — государственная компания «Роснефть», — уверена, что она не пострадает. На такой лакомый кусок найдутся другие западные нефтяные компании, которые и деньгами снабдят, и технологии обеспечат. Страдают только доверчивые (или отчаявшиеся после прошлых неудач) британцы, да еще перспективы собственно начала добычи нефти на северных шельфах некоторым образом отдаляются. Зато цена вопроса растет как на дрожжах.

Пресс-секретарь российского премьер-министра Дмитрий Песков назвал всю эту ситуацию «чисто корпоративной». Он абсолютно прав. Когда иностранные корпорации вступают, как они думают, в политический договор с российскими властями, отечественные бизнесмены с хорошими связями получают возможность их прижать, потому что в конечном итоге это «корпоративный вопрос». И наши руководители в праведном недоумении отворачиваются от жалобщиков, которых огорчают наши коммерсанты. Проблема в том, что если попробовать обойтись без политического сговора, то потери, может быть, и не случатся, но и выгода никогда не материализуется. У этой монеты по орлу на каждой стороне.