Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Не ловят — не вор

Ожидать от российской бюрократии реальной борьбы с коррупцией наивно

«Газета.Ru» 19.04.2011, 18:43
ИТАР-ТАСС

Даже перед выборами властям проще ограничиваться политической риторикой и отвлекающими внимание театрализованными антикоррупционными представлениями, чем подрывать основы собственного благополучия.

Обращение в Следственный комитет с требованием возбудить уголовное дело против бывших руководителей и сотрудников московской налоговой инспекции № 28, с которым выступили коллеги покойного Сергея Магнитского, имеет все шансы остаться безрезультатным. Не потому, что оно безосновательно: речь идет о приобретении семьями этих чиновниц недвижимости за границей стоимостью в миллионы долларов.

Есть фамилии, есть, очевидно, подтверждающие эти сведения документы. Но нет никаких признаков того, что в правоохранительных органах готовы отнестись к этому всерьез.

Можно, конечно, ссылаться на пробелы в законодательстве, мешающие контролировать крупные расходы даже самих государственных служащих, не говоря уже о членах их семей или доверенных лицах. Настоящие причины, по которым подобные сигналы растворяются в воздухе, все-таки иные.

Во-первых, «заказ», который у нас видят за любыми разоблачениями, поступил не оттуда, откуда следует. Коллеги Магнитского, пытающиеся, как скажут одни, добиться хоть какой-то справедливости, или, как скажут другие, «свести счеты», не располагают необходимым инструментом для мотивации следствия. Они не представляют интересы влиятельных группировок ни в правительстве страны, ни в связанном с этим правительством бизнесе и вообще связаны с заграницей. Напротив, те, на кого направлены их жалобы, связаны с системой власти. Достаточно сказать, что экс-глава налоговой инспекции Ольга Степанова, ушедшая после того, как ей было объявлено о неполном служебном соответствии как раз по причине нарушений в части возмещения НДС коммерческим фирмам (а именно такое нарушение, по версии коллег Магнитского, она совершила и в рамках его дела), получила работу в Рособоронпоставке — важной конторе, контролирующей деньги ВПК. А ранее подвергавшиеся «нападкам» следователи по делу Магнитского к прошлому Дню милиции были отмечены государственными наградами и грамотами. Во-вторых,

понятно, что мы имеем дело не с эпизодом, пусть и на огромную сумму, а с системой перераспределения богатства. И в существовании этой системы заинтересованы как силовики, так и другие подразделения отечественной бюрократии.

Более того, эта система является залогом их благополучия.

Как после этого относиться к периодическим декларациям о необходимости бороться с «держащей российскую экономику за горло» коррупцией, которые произносят руководители страны? По-видимому, как к команде устраивать отвлекающие внимание театральные постановки с 50-тысячной массовкой в белых фартуках и костюмах свиней. А также как к попытке перевести стрелки со взимающей административную ренту с хозяйственной деятельности бюрократии на тех, кто «дает» врачам и учителям.

Такие обобщения позволяет сделать далеко не только дело Магнитского.

Потухшая история со взятками, которые платил в России «Даймлер-Бенц», потом концерн «Сименс», скандалы, закатывавшиеся по поводу мздоимства руководством ИКЕА, — это все недвусмысленные сигналы отечественным правоохранительным органам: у вас есть большой фронт работ, почему бы не заняться?

Но, очевидно, к этим сигналам выработан устойчивый иммунитет.

Деятельность наших собственных активистов, как видно на примере Алексея Навального, вызывает большой резонанс — по крайней мере, в интернете. Но только не со стороны органов следствия. Казалось бы, сейчас, когда наступает предвыборный период и в политической риторике самое место антикоррупционным лозунгам, их хорошо бы подкрепить демонстративными действиями хотя бы по самым возмутительным случаям. Этого, однако, не происходит. Что даже логично: какой смысл подтверждать свой мандат на власть, если ценой этого будет подрыв системы извлечения из нее прибыли? Лучше устроить театрализованное представление, имитирующее борьбу с коррупцией.