Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Пора стартовать

Тандем все явственнее изживает себя политически

«Газета.Ru» 15.04.2011, 15:43
ИТАР-ТАСС

Многократно анонсированное выдвижение кандидата в президенты превращается в реальный спор. Чиновники мечутся, боясь промахнуться с присягой на верность, а широкие массы все отчетливее дают понять, что хотят сами выбрать главу государства.

Схема передачи президентской власти, объявленная задолго до 2012 года, выглядела тогда вполне сообразной сложившимся раскладам и даже почти общеприемлемой. Тандем за закрытыми дверями по-дружески совещается, выдвигает кого-то одного из своего состава, а затем народ охотно за этого кандидата голосует. Зачищенность политического поля, покорность номенклатуры и высочайшие рейтинги обоих дуумвиров при явном тогдашнем преимуществе лидера нации — все это выглядело как залог, что все пройдет без сучка без задоринки.

Но действительность как-то перестала укладываться в планы начальствующих лиц. Рейтинги обоих вождей потихоньку, но довольно неуклонно начали снижаться, да еще и одновременно сравниваясь друг с другом, поскольку путинский рейтинг уменьшался быстрее медведевского. А

в номенклатуре при всей ее трусоватости и стадных инстинктах наметилось брожение, иногда даже прорывающееся отдельными всплесками недовольства. Что же до простых людей, то в их среде все заметнее раздражение несменяемостью руководства и нежелание быть статистами в сочиняемых начальниками политических спектаклях.

И в этом смысле самый интересный результат свежего исследования Левада-центра состоит даже и не в том, что заметная часть респондентов — 16% — предпочитает увидеть в списке кандидатов в президенты сразу и Медведева, и Путина (одного только Путина — 27%, одного только Медведева — 18%), а в том, что целых 25% опрошенных россиян желают, чтобы в этом списке не было ни того ни другого. Тандем, который и так-то был достаточно искусственной конструкцией, сегодня все явственнее изживает себя политически.

Понятно, что изобретатель тандема Путин стремится продлить его существование в прежнем виде хотя бы еще на несколько месяцев. Это в его интересах. Но не менее понятно, что Медведев ищет маршрут, чтобы из этой схемы выйти. И дело тут не только в личном желании продлить свое президентство на новый срок и не только в пресловутом «конфликте двух окружений», а просто в том, что общественная атмосфера меняется и играть по правилам, придуманным совсем в другое время, сейчас уже сложно.

Рассуждения Медведева в его китайском интервью о том, что у него есть расхождения с Путиным, и о том, что «в относительно короткой перспективе» он объявит, будет ли баллотироваться в президенты, были задуманы как очередной шаг из тени прежнего патрона. И этот шаг был воспринят путинской командой как серьезный.

Пожалуй, более серьезный, чем все предыдущие.

Причем в ответных мероприятиях наметилось любопытное распределение ролей. Сам Путин высказался в предостерегающем ключе: будоражить руководящие круги, мол, рано, «до выборов еще почти год», и «если мы сейчас дадим какие-то неверные сигналы, то половина администрации и больше половины правительства перестанут работать в ожидании каких-то перемен».

О том, что эти слова — диагноз созданной самим Путиным машине управления, можно было бы поговорить отдельно. Но по странному совпадению вслед за высочайшим призывом не касаться президентско-предвыборной темы ее мгновенно коснулись. Тут же последовало несколько публичных присяг на верность Путину со стороны видных, хотя и не самых главных единороссовских функционеров. О поддержке его выдвижения в 2012 году объявили Андрей Исаев и Юрий Шувалов — крупные по мерке ЕР аппаратчики, заверившие вдобавок, что так, дескать, «думаем мы все».

Однако таких же заявлений от фигур более высоких, да и вообще от «нас всех» пока что не поступило, что отражает то ли растерянность и страх перед резкими движениями, царящие в осторожных умах «нас всех», то ли смущение самого Путина. Ведь слишком массированная, слишком заметная контратака волей-неволей открыла бы публичную избирательную кампанию, контроль над которой в сегодняшних обстоятельствах удержать было бы не так-то просто.

И даже если бы удалось организовать демонстративное сплочение большинства руководящих особ именно вокруг лидера нации, то ведь широкие массы в этой предвыборной атмосфере вспомнили бы, что и они, как-никак, избиратели, и тоже подключились бы к раздумьям и к сопоставлениям.

Причем не обязательно только Путина с Медведевым.

Труднее стало бы мешать выдвигать свои кандидатуры претендентам со стороны. Премьеру пришлось бы убеждать публику, что он не отстал от времени, и даже участвовать в соревновании программ, а может, и хуже того — отчитываться об исполнении «плана Путина». Короче, делать именно то, что власть делать обязана, но самым категорическим образом избегает со времен президентской кампании 2000 года.

Ответный ход за Медведевым. Он может усвоить преподанный урок и замолчать. Что означало бы сейчас практически капитуляцию, вознаграждаемую какой-нибудь непыльной должностью после расставания с кремлевским креслом. А может сделать новые шаги из тени и дать старт открытой предвыборной кампании, что стало бы большой гражданской услугой обществу, даже независимо от того, чьей победой эта кампания закончится.