Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Сплошная видимость

Реакция власти на любое чрезвычайное происшествие в стране — лихорадочная имитация бурной деятельности

«Газета.Ru» 27.01.2011, 17:01
ИТАР-ТАСС

Набор действий начальственных лиц после очередного теракта стандартен: отставки «стрелочников», хаотичные изменения законодательства и создание новых супернадзорных ведомств.

На совещании, посвященном вопросам усиления транспортной безопасности и защите объектов инфраструктуры, вице-премьер Сергей Иванов предложил создать единый федеральный орган, который будет отвечать за обеспечение безопасности на транспорте. При этом вице-премьер считает, что владельцы транспортной инфраструктуры должны нести одинаковую ответственность вместе с чиновниками. Сейчас же складывается ситуация, когда «у семи нянек дитя без глаза», заявил чиновник. Он напомнил, что в июле 2010 года правительство утвердило комплексную программу обеспечения безопасности населения на транспорте сроком до 2014 года с общим финансированием 46,7 млрд рублей. По его мнению, «дело не только и не столько в финансовых ресурсах, сколько в организации этой работы, в ответственности должностных лиц».

Вице-премьер, безусловно, прав, что главная проблема в ответственности должностных лиц, точнее, в ее отсутствии. Однако высказанная Ивановым идея сама по себе совершенно не влияет на качество надзора на транспорте.

У нас новые ведомства вообще обычно создаются либо для того, чтобы кого-нибудь пристроить, либо как пожарная реакция на чрезвычайные события. При этом власть ходит по кругу: то одни функции сознательно размываются между несколькими ведомствами (в том числе в рамках постоянной борьбы за полномочия ради финансирования и усиления влияния отдельных представителей внутривластной корпорации), то, наоборот, формально объединяются в одно ведомство, которое все равно ничего не контролирует. Поскольку та самая «ответственность должностных лиц», о которой говорит Иванов, все равно отсутствует. В результате у нас правительство и силовые структуры находятся в процессе перманентного реформирования, от которого ничего не меняется по существу. Они оказываются стабильно недееспособными перед реальными вызовами, потому что просто не занимаются своей непосредственной работой.

К слову, единая федеральная структура, отвечающая конкретно за безопасность на транспорте, уже существует. На том же самом совещании, где озвучил свою идею вице-премьер Сергей Иванов, министр транспорта Игорь Левитин предложил правительству в связи с терактом в Домодедово уволить Геннадия Курзенкова, главу Ространснадзора. Это ведомство формально отвечает за безопасность на транспорте. Формально, потому что совершенно очевидно:

главное ведомство, отвечающее за недопущение теракта в крупнейшем аэропорту страны, называется ФСБ. Однако как раз об ответственности представителей этого ведомства на фоне грозных заявлений президента Дмитрия Медведева и министра внутренних дел Рашида Нургалиева об отставках проморгавших теракт рядовых милиционеров и мелких чиновников не сказано ни слова.

К тому же, даже если реализовать идею Сергея Иванова, создать некий новый единый федеральный орган, отвечающий за безопасность на всех без исключения видах транспорта от маршруток до самолетов и всех транспортных объектах от автобусных остановок до аэропортов и вокзалов, бороться с терактами это ведомство все равно не сможет. Это прямая прерогатива ФСБ и МВД. Или мы превратим новый Ространснадзор в полноценное силовое ведомство, да еще со следственным и агентурным аппаратом?

Однако логика вице-премьера вполне понятна. Речь идет не о конкретном результате, а об имитации деятельности власти. Когда в стране случается очередной, пусть даже из ряда вон выходящий, теракт, прежде всего надо продемонстрировать видимость бурной административной реакции на случившееся. Отставки «стрелочников», хаотичные изменения в законодательство (которое потом, как признает даже президент, все равно не исполняется) и обсуждение способов передела полномочий или создания новых ведомств — классические способы такого чисто формального подхода. Заметьте, ни министру транспорта, ни главе МВД не приходит в голову самим взять на себя ответственность за последствия теракта в Домодедово: они просто находят в своих епархиях «стрелочников» для отставок и изображают наличие у власти идей по изменению качества надзора. Явно держа при этом в уме, что медийный шум спадет, случится теракт или катастрофа по какому-нибудь другому ведомству и надо будет проявлять видимость работы уже на другом направлении. А про прежнее все забудут.

Пока первые лица государства и профильных ведомств лично не начнут отвечать должностями за провалы, подобные теракту в Домодедово, пока власть в стране будет оставаться бесконтрольной и несменяемой, ничего, кроме видимости реакции на такие события, ожидать не приходится.

Ведь крупные федеральные чиновники очень хорошо чувствует, что лично их жизни и карьере теракты не угрожают.