Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Страшно выпускать

Ходорковского не выпустят, пока не уйдет Путин

«Газета.Ru» 30.12.2010, 17:03
ИТАР-ТАСС

Жесткий обвинительный приговор по второму делу ЮКОСа был неизбежен, а выход на свободу его фигурантов при нынешней системе управления Россией невозможен.

Судья Данилкин оправдал предположения, появившиеся сразу после переноса начала оглашения даты приговора с 15 декабря на 27-е: приговор объявили практически под новогодний бой курантов. Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву дали по максимуму — 14 лет, ровно столько, сколь требовало обвинение. Точнее, Владимир Путин, фактически выступавший на этом процессе главным обвинителем. Сомнений в том, что приговор будет обвинительным, не было изначально: даже с учетом известных причуд российского правосудия не бывает так, чтобы судья в ходе чтения приговора соглашался со всеми доводами обвинения, отвергал все доводы защиты, а потом подсудимых признавали невиновными.

Весь ход процесса, сам факт появления второго дела и постоянные намеки на возможность третьего (оно и теперь вполне возможно) указывали: нынешняя российская власть желает, чтобы Ходорковский и Лебедев не вышли на свободу никогда.

Причем проблема Ходорковского далеко не только в личной неприязни к нему Путина и не в том, что отнятыми у ЮКОСа активами теперь благополучно владеют путинские друзья. Вольно или невольно своими действиями сама власть сделала Ходорковского в тюрьме несущей частью конструкции системы управления государством, выстроенной во время президентства Путина и сохраняющейся по сей день. Такой же, как назначаемые губернаторы, распределение всех крупных бизнес-активов страны между провластными группировками и сам не уходящий из власти Путин. Именно в этом смысле Ходорковский «держит» Путина не менее крепко, чем Путин Ходорковского.

Если бы история разгрома ЮКОСа ограничилась лишь одним уголовным делом, Ходорковский с Лебедевым вышли бы на свободу уже осенью 2011 года, отсидев восемь лет по первому приговору. Но осень 2011-го — важнейшее для властной верхушки время распределения полномочий на один или даже сразу два шестилетних президентских цикла, канун думских и президентских выборов. Даже если Ходорковский вел бы на свободе жизнь частного человека, отказываясь давать интервью и писать статьи, или просто тут же уехал бы навсегда за границу, сам факт его освобождении власть сделала бы слишком значимым для всей политической ситуации в стране.

Ровно так же, как арест Ходорковского в октябре 2003 года стал поворотной точкой в выстраивании путинского неоавторитаризма, сейчас освобождение экс-главы ЮКОСа выглядело бы мощнейшим сигналом обществу к возможности разрушения или серьезного реформирования этой системы изнутри.

Причем сигналом намного более четким и конкретным, чем не подкрепленные никакими действиями речи нынешнего президента о том, что «свобода лучше несвободы», а страна срочно нуждается в модернизации.

Ходорковский на свободе — прямая угроза стабильности нынешнего политического устройства страны, с точки зрения власти. Потому что негативно относящиеся к действиям власти в деле ЮКОСа граждане, несомненно, составляют думающую часть нации и в большинстве своем оппозиционны всему нынешнему курсу. Потому что по принципам отъема собственности у ЮКОСа власть выстроила свои отношения с крупным бизнесом (заинтересованным в освобождении Ходорковского хотя бы потому, что это было бы сигналом к возможности серьезных инвестиций в российскую экономику) и сама стала крупнейшим в стране бизнесменом. Потому, наконец, что

оба процесса по ЮКОСу являются эмблемой правосудия по-путински. То есть эти процессы задали политические правила игры в России, которые нынешняя российская власть, считающая главной задачей свою несменяемость, по доброй воле пересматривать явно не станет.

Более того, есть большие сомнения, что этот процесс по делу Ходорковского окажется последним. По закону срок по второму приговору «вкладывается» в срок по первому. Теперь Ходорковский с Лебедевым, если с ними ничего не случится в колонии или в тюрьме, смогут выйти на свободу через 7 лет. Но это будет канун следующих президентских выборов, и, если способ управления страной к тому времени не изменится, провластная верхушка опять будет тайно договариваться между собой, кому быть «Путиным» или автоматически присягать идущему на четвертый срок реальному Путину.

На самом деле судья Данилкин просто зачитал обвинительный приговор всей нынешней российской власти, доказав, что у страны нет не только правосудия, но и шансов на реформирование все более явно скатывающейся в хаос системы управления изнутри. Впрочем, освобождение Ходорковского — важный, но далеко не единственный способ поменять власть в стране, если она сама категорически не хочет меняться.