Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Путин вербует стадионы

Игры власти с субъектами межэтнических отношений имеют мало общего с заботой о благополучии обывателей

«Газета.Ru» 22.12.2010, 16:52
Пресс-служба правительства РФ

Заигрывание власти с фанатами может и не сработать. Слишком очевиден ее предвыборный контекст, неуправляема и недоверчива фанатская аудитория. Спекуляция же на опасной этнической теме может привести к обострению межнациональных отношений в стране.

Призвав футбольных фанатов «не допустить, чтобы ими манипулировали радикалы и экстремисты», Владимир Путин ясно дал понять, что не намерен упускать такой ресурс в предвыборные годы. Его кажущаяся спонтанной встреча с лидерами фанатских группировок и поездка в автобусе с болельщиками на кладбище, чтобы возложить венок на могилу Егора Свиридова, показывают, какое внимание премьер намерен уделить мобилизации этой весьма активной и довольно многочисленной группы граждан в наступающем избирательном цикле.

Высшее руководство не может, во всяком случае пока, позволить себе открытую эксплуатацию праворадикальных и ксенофобских настроений. Однако свои предложения представителям этих идей оно делает и целей своих при том не скрывает.

«Мы, государство, будем отсекать этих радикалов, но без вашей поддержки это эффективно не сделать», — заявил Путин представителям Всероссийского объединения болельщиков, и это звучит именно как предложение подписать протокол о намерениях.

Авансы со стороны власти звучат вполне определенные. Премьер не исключает восстановления института прописки со специальной задачей ущемить «этническую преступность». Шеф московской милиции Владимир Колокольцев обещает создать в МУРе спецотдел по борьбе с ней, а также уверенно рассказывает, что 70% преступлений в столице совершается иногородними (очевидным образом намекая на «инородцев» и при этом странным образом апеллируя к статистике нераскрытых преступлений). Наконец, функционеры симулирующей гражданскую активность Общественной палаты приглашают фанатов в свою структуру. Все это складывается в стройную систему, целью которой, очень похоже, является интеграция агрессивных околофутбольных группировок и примыкающих к ним националистов в кампанию по продлению нынешнего режима на возможно более длительный срок.

Потенциальный конфликт из-за такой политики с северокавказскими элитами, вероятно, предполагается придушить чисто кулуарными договоренностями с их лидерами.

Спецотделы угрозысков получат право оперировать представлением о том, что преступник все-таки имеет национальность, а чеченский и другие вожди должны будут на время приструнить свою «горячую молодежь», проживающую за пределами национальных республик, во имя преемственности своих вполне экстраординарных отношений с федеральным центром. С учетом субвенций и субсидий, а также действительно эксклюзивной роли в силовом прикрытии российского политического строя это им должно быть выгодно.

Поверят ли Путину с его практически незамаскированным планом собственно субъекты операции? Далеко не факт. Недоверие к власти, а то и презрение к ее функционерам очень широко распространены и среди околофутбольных деятелей, и между правыми радикалами, и в толще «пехоты», не слишком контролируемой даже своими вдохновителями. Совершенно непредсказуемо и то, как отнесутся к возможной договоренности о «взаимном сдерживании» с обоюдными дивидендами «молодые горские орлы».

Точка кипения, в общем-то, достигнута, и начальственные указания немного спустить пар могут и не сработать.

Тем более, для того чтобы тема сохраняла актуальность, пар спустить нужно именно что ненамного.

Все эти игры с субъектами межэтнических отношений имеют мало общего с заботой о спокойствии и благополучии обывателей. Да, основная масса населения, очевидно, подвержена ксенофобии и готова сочувствовать заигрываниям с националистами. Собственное чувство страха и неуверенности она какое-то время будет приписывать именно агрессии «чуждых элементов», а шаги политического руководства навстречу радикальному национализму воспринимать как защиту своего дома. На это и расчет. Но долго этот фокус продлиться не может. Либо выяснится, что манипуляции никак не улучшают криминальную обстановку, и тогда разочарование будет горьким. Либо возгонка межэтнической вражды сорвет резьбу, и политическая повестка страны превратится в набор известных надписей на заборе.