Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Безусловно-досрочное обвинение

Оттепель отменяется. Кто прав, кто виноват — в России по-прежнему определяет Путин

«Газета.Ru» 16.12.2010, 16:45
РИА «Новости»

Своим комментарием по делу Ходорковского премьер-министр однозначно определил не только характер будущего приговора по второму делу, но и вектор развития страны в следующем президентском цикле.

Владимир Путин, отвечая на вопрос о судьбе Михаила Ходорковского, назвал его вину доказанной и уже не в первый раз сравнил его с главой биржи NASDAQ Бернардом Мэдоффом, приговоренным в США к пожизненному заключению за создание гигантской финансовой пирамиды. Премьер-министр вновь обвинил Ходорковского в заказных убийствах (хотя это обвинение отсутствует как в первом, так и во втором деле ЮКОСа) и процитировал знаменитую реплику персонажа Владимира Высоцкого из фильма «Место встречи изменить нельзя»: «Вор должен сидеть в тюрьме».

Этот эмоциональный всплеск, редкий для прямых линий Владимира Владимировича, но характерный для всех его высказываний о деле ЮКОСа, выглядел как досрочная обвинительная речь, зачитанная до судьи Данилкина.

На этом фоне стала окончательно понятна причина переноса оглашения приговора по второму делу с 15 на 27 декабря. Она не только в классическом для российской власти желании подверстать чреватые неприятным для нее резонансом события к праздникам, когда «народу не до информации». Причина еще и в том, что главным обвинителем Ходорковского с Лебедевым, человеком, разгромившим ЮКОС и отдавшим его активы своим друзьям, был и остается лично Владимир Путин. Он тоже сознает, что дело Ходорковского стало маркером его политической эпохи. И теперь дает понять: несмотря на робкие и ни к чему конкретному пока не приводящие заявления второго члена правящего тандема про модернизацию и застой в политической системе, курс неизменен, а эпоха Путина продолжается.

С точки зрения самого дела ЮКОСа, теперь все практически ясно (для тех, у кого еще оставались какие-то надежды и сомнения). Не случайно адвокаты подсудимых сразу однозначно отреагировали на путинские эскапады. «Премьер-министр при не вынесенном вчера приговоре, а при ожидании приговора в отношении Ходорковского и Лебедева, при общении с народом допускает выражения, которые прямо, жестко и грубо нарушают презумпцию невиновности», — заявила адвокат Михаила Ходорковского Карина Москаленко, добавив, что «говорить о независимости суда не приходится». Другой адвокат Ходорковского Вадим Клювгант заявил, что высказывание премьер-министра свидетельствует о давлении на суд.

Но в реальности оценка Путиным дела Ходорковского существенно шире. Речь идет о том, какой будет Россия в очередном, теперь уже шестилетнем президентском цикле с 2012 года. Западная пресса еще до прямой линии Путина писала, что дело Ходорковского считается «индикатором политического макроклимата в стране». В частности, Die Presse. отметила что фактически бессрочная тюрьма Ходорковского — «следствие личной мести Владимира Путина», оказавшегося «узником мафии» — правящего политического клана России с Путиным во главе.

Владимир Путин своими заявлениями по Ходорковскому дал однозначно понять, что режим остается неизменным и что он, Путин, является или, по крайней мере, претендует на то, чтобы являться главным звеном этого режима.

Теперь, на фоне путинских слов, оправдательный приговор Ходорковскому с Лебедевым кажется совершенно невероятным и, несомненно, стал бы личным вызовом Медведева Путину. В такой сценарий развития событий верится с трудом. Сейчас куда более вероятным кажется продолжение путинской глобальной заморозки России на фоне нарастающего воровства ее политической элиты при любом следующем президенте страны (даже если предположить, что Путин решит оставаться «теневым лидером нации»). Обвинительный приговор по второму делу ЮКОСа в таком контексте окончательно похоронит «оттепельные» ожидания от Медведева.

В итоге буквально несколькими своими репликами Путин поставил Медведева перед быстрым (президентские выборы очень скоро) и предельно жестким выбором: либо прямо идти на конфронтацию с премьером и все-таки решиться самостоятельно править страной, либо безропотно уступить дорогу Путину. Сам же Путин со своей «прямой линии» явно не сворачивает.