Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Граждан просят не беспокоиться

Политический нарыв химкинского протеста вскрыт так топорно и неумело, что грозит хроническим воспалением

«Газета.Ru» 14.12.2010, 18:09
ИТАР-ТАСС

Строительство трассы Москва — Санкт-Петербург через Химкинский лес открыли так же келейно, как и закрыли: по личному распоряжению президента, исходя из неведомых гражданам соображений целесообразности.

Окончательное, пересмотру и обжалованию не подлежащее решение самого президента по Химкинскому лесу — дороге быть! — должно, по мысли властей, знаменовать конец политической истории леса и продолжение истории технологической и строительной. Ведь Медведев сделал что мог: в пик противостояния в конце августа стройку остановил, всех выслушал, слушания организовал, со специалистами все обсудил. И принял взвешенное решение. Дорога объективно нужна. Все варианты имеют изъяны. И этот — при всех его недостатках — на сегодняшний день самый оптимальный.

Именно эту мысль пытается донести до общественности Кремль. Проект строительства трассы Москва — Санкт-Петербург вышел на ту стадию, когда остановить его практически невозможно, заявила сегодня пресс-секретарь президента Наталья Тимакова. Обескураживающее для защитников Химкинского леса известие (утром они отказывались верить заявлению вице-премьера Сергея Иванова и ждали слов Медведева) сопровождалось реверансом в их адрес: «Президент считает, что работа с общественными организациями, гражданским обществом, экологическими организациями была поставлена плохо… пример с Химкинским лесом должен быть уроком того, что такой диалог необходим». В качестве примера перспективности диалога власти и общества Тимакова привела «Охта-центр», строительство которого на днях было отменено.

Короче говоря, всем спасибо, все свободны, в следующий раз обращайтесь со своими претензиями пораньше.

Но вряд ли эти объяснения, как и то, что вина за неправильный, но неотвратимый теперь маршрут возложена на уволенного с треском московского мэра Лужкова, убедит тех, кто боролся против дороги. И то, что общественность по-прежнему может лишь строить догадки и предположения, почему отменили «Охта-центр» и разрешили химкинскую дорогу, свидетельствует, что и новые решения, несмотря на всю пышную бутафорию совещаний с народом, приняты так же, как и прежние: кулуарно и келейно. Версий и догадок множество. Стройку в Питере остановили, потому что ничего еще толком не начинали и «Газпром», не сильно потратившись, решил отказаться от скандального проекта, который вызвал недовольство не только горожан, но и ЮНЕСКО. А в Москве все зашло слишком далеко: всем кому надо откатили, всем кому положено занесли, и вообще, говорят, трассу будет строить компания, принадлежащая личным друзьям премьера Путина.

Среди этих версий после сегодняшнего ответа Медведева точно нет одной — решение действительно принималось с реальным учетом мнения людей. Возможно, понимая это, президент на сей раз не стал говорить о химкинском деле лично, а предоставил сделать это своим подчиненным.

Но, увы, вряд ли локальную проблему, которая была переведена в громкий политический скандал именно усилием властей, долгое время не желавших обращать внимания не только на пикеты, но и на зверские избиения защитников леса, можно таким вот опосредованным президентским словом снова низвести на уровень технологии и строительства. Политический нарыв химкинского протеста вскрыт так топорно и неумело, что грозит хроническим воспалением.

Источник протеста не уничтожен, люди просто загнаны в оппозицию (хотя та же Евгения Чирикова, лидер Движения в защиту Химкинского леса, никаких политических требований не выдвигала). А ведь был простой вариант, широко и без всякой опасности для государственных устоев применяющийся в странах обычной, а не суверенной демократии: референдум. Чтобы скандальную дорожную тему закрыть политически, достаточно было провести химкинский референдум. И, учитывая, что живущим там людям действительно нужна дорога, экологическое сознание у российских граждан не слишком развито, лояльность к властям высока, умения воздействовать на народный выбор начальникам не занимать, результат референдума с большой долей вероятности был бы в пользу продолжения строительства. И это было бы решение, с которым никакие противники конкретной стройки или конкретной власти не могли бы поспорить.

Но нашим руководителям при слове «референдум» мерещатся оранжевые стяги у стен Кремля. И даже при гарантии, что 99% химчан на референдуме поддержали бы решение властей, нельзя было создавать прецедента. Ведь народ, причем не кучка отмороженных активистов, а вполне себе обыватели, может начать требовать права голоса и по другим поводам. И вообще вдруг вспомнит, что этот голос есть, от чего его последовательно отучали последние десять лет.

Потому власть в очередной раз послала общество лесом. Людям, которые боролись против вырубки Химкинского леса, и тем, которые не боролись, предельно наглядно показали: протесты, проявления гражданской позиции бесполезны, вы все равно ничего не измените.

Видимо, в расчете на то, что большинство с этим привычно и безропотно согласится.