Пенсионный советник

Слишком дорогие дети

Детей в России рожают, рассчитывая на собственные силы, а не на поддержку государства

Елена Герасимова 03.12.2010, 10:37
ВЕСТИ

Власти всякий раз придумывают громкие проекты для повышения рождаемости. А в это время беременных гонят с работы «по собственному желанию», и получить пособия на детей зачастую можно только через суд.

30 ноября Дмитрий Медведев обратился с ежегодным посланием к Федеральному собранию. Значительная часть его была посвящена демографическим проблемам. Президент предложил меры, которые должны стимулировать рождение и воспитание детей и даже заявил о необходимости «радикального» увеличения количества семей с тремя детьми.

А несколькими днями раньше, 27 ноября, накануне Дня матери в Санкт-Петербурге прошла акция «Мама дорогая?!» с лозунгами «Увольняют, не моргая! Мама слишком дорогая!!!», «ФСС, верни деньги детям!», в которой участвовали матери с маленькими детьми, уволенные с работы и оставшиеся без пособий на детей.

Государство одарит один раз

Эти два события рисуют нам очень разные образы отношения государства к поддержанию материнства.

Предложенные Дмитрием Медведевым меры — использование материнского капитала до истечения трех лет с момента рождения ребенка на жилищные сертификаты, предоставление многодетным семьям земельных участков, увеличение налоговых вычетов на каждого ребенка — поддержат, безусловно, любые родители, потому что

никакая мера поддержки семей с несколькими детьми не будет лишней. Однако могут ли такие меры стимулировать семьи заводить больше детей — вопрос.

Я слышала много заявлений, что введение материнского капитала якобы способствовало тому, что в семьях увеличилось количество детей. Однако среди всех моих знакомых, решившихся на второго (третьего, четвертого) ребенка не было ни одного, кто бы всерьез принимал во внимание государственную поддержку. Детей заводят, по крайней мере в России, рассчитывая только на собственные силы и собственную способность поставить их на ноги.

Материнский капитал — вещь, безусловно, хорошая, но все-таки разовая, не системная. Родителям же приходится преодолевать множество проблем, начиная от «масштабных» — медицинского обслуживания, образования, безопасности детей — до самых повседневных. Но именно эти вроде бы незначительные вещи и создают ощущение политики государства в области рождаемости. Рискну обобщить: пока ощущения поддержки не возникает.

Рождение ребенка ставит родителей перед необходимостью решения простых практических вопросов: как совместить уход за ребенком с работой, на какие средства жить семье, в которой доход обоих родителей является необходимой составляющей семейного бюджета

(особенно актуальным этот вопрос становится для одиноких родителей), как совместить работу с заботой о ребенке после того, как ребенок идет в детский сад и школу.

Ответы на эти вопросы зависят от того, как родители могут урегулировать свое положение на работе и обеспечить себе минимальную финансовую стабильность и безопасность, в том числе через получение социальных пособий.

Беременных просят не обращаться

Молодая женщина, ищущая работу, на собеседовании с завидным постоянством слышит вопрос: есть ли дети, собираетесь ли заводить в ближайшее время? Работодатели, ориентирующиеся на потребности и удобство ведения своего бизнеса, а не на необходимость решения демографических проблем, предпочитают принять на работу мужчину, который, если у него и родится ребенок, не уйдет в декретный отпуск, или женщину, дети которой уже подросли и не будут доставлять слишком много хлопот. При этом наниматель убежден, что ухаживать за ребенком будет именно женщина. И это соответствует действительности.

Выбирая, кому из родителей сидеть дома, семьи исходят не только из того, что мать сильнее связана с ребенком, но и из того, что заработок женщины, как правило, существенно меньше.

Случаи, когда на работу устраиваются беременные женщины, вообще редкость. Попытки трудоустроиться в беременном состоянии не только работодатели, но и работники рассматривают чуть ли не как злоупотребление и «подставу» со стороны женщины. Несмотря на то что в Трудовом кодексе прямо запрещен отказ в приеме на работу беременных женщин, немногие решаются на этот эксперимент.

Но еще более невероятной оказывается позиция органов Фонда социального страхования.

Страховщики фактически признают неправомерной практику приема на работу беременных женщин, подозревая и чуть ли не обвиняя работодателей в том, что это делается с целью получения денег на пособия женщинам из средств Фонда социального страхования.

Существует даже судебная практика по таким делам, успешно выигрываемым органами ФСС.

Для уже работающей женщины, когда она забеременела, ситуация тоже развивается далеко не по писанному в Трудовом кодексе. В последние годы мы столкнулись с большим числом обращений от женщин, которых выдавливали с работы, после того как узнавали о беременности. Они увольнялись «по собственному желанию», но оно диктовалось исключительно боязнью морального давления и стремлением сохранить нормальное физическое и психологическое состояние. Особенно уязвимыми будущие матери оказались в период экономического кризиса: как наиболее бесперспективных их повсеместно увольняли в первую очередь.

Лишь бы не платить

С рождением ребенка проблемы лишь нарастают. Женщина, которая ушла в отпуск по беременности и родам, а затем в отпуск по уходу за ребенком до достижения им возраста полутора (или трех) лет, имеет право на получение нескольких видов пособий за счет средств Фонда социального страхования. Но, если она состоит в трудовых отношениях, выплатить эти пособия может только ее работодатель. У женщины нет права на выбор, где получать пособие. Она не может обратиться за пособием в органы ФСС, даже если от ее зарплаты долгие предшествующие годы честно делались отчисления на социальное страхование.

В кризисный период именно на будущих и молодых матерях решили сэкономить в первую очередь. К примеру, в общественную организацию «Петербургская Эгида», организовавшую приемную для помощи беременным и женщинам с маленьким детьми, обрушился шквал жалоб на «пропавших» работодателей. Те бросали свой бизнес, продавали его, оформляли на бомжей, меняли адреса и контакты, бесследно исчезали, причем вместе с трудовыми книжками своих работников.

В результате брошенные женщины оказывались в положении, когда работодатель свои обязательства по выплате пособий не исполнил, а адресовать претензии к органам ФСС у них нет права.

Они даже не могли уволиться и принести трудовую книжку с записью об увольнении в орган ФСС просто потому, что их трудовые книжки бесследно исчезли вместе с бывшим директором. Многие работодатели даже не исчезали: просто говорили, что у них нет средств на выплату пособий. Это при том, что выплата пособий не является актом «благотворительности» со стороны работодателя, они платятся за счет (или в счет) обязательных платежей во внебюджетные фонды, а не из прибыли работодателя.

Можно, конечно, сказать, что экономические проблемы коснулись не только беременных женщин и молодых мам, но и всех работников. Что есть механизмы защиты, правоохранительные органы, наконец.

Но не секрет, что использование механизмов защиты трудовых прав — тяжкий и малоэффективный труд. А уж женщина с новорожденным ребенком — не лучший борец, у нее нет времени и сил, чтобы писать бумаги и ходить в суды. Даже в Санкт-Петербурге, где «Эгида» предложила беременным и женщинам с детьми юридическую поддержку в ведении дел, лишь 16 из 200 решились обратиться в суд. И, что еще более показательно, даже при наличии судебных решений в их пользу лишь одной удалось реально восстановить свои права.

Частично эту проблему могло бы решить изменение законодательства и передача функций по выплате материнских и детских пособий от работодателей органам социального страхования.

Но, хотя этот вопрос поднят молодыми мамами довольно давно и вроде бы даже получил политическую поддержку на разных уровнях, никаких изменений пока не планируется.

Тяжелый хлеб пособий

Зато именно в этот закон «Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством» в настоящее время в спешном порядке вносятся другие изменения.

В России дефицит не только Пенсионного фонда, но и Фонда социального страхования. Поэтому «в целях оптимизации расходов и обеспечения сбалансированности бюджета» ФСС правительство внесло в Думу законопроект, предусматривающий несколько путей экономии средств Фонда соцстраха. Самым болезненным было предложение повысить стажевые периоды, от продолжительности которых зависит размер пособия по временной нетрудоспособности. Сейчас пособие выплачивается в размере 60% от среднего заработка при страховом стаже менее пяти лет, в размере 80% при стаже от пяти до восьми лет, в размере 100% при стаже более восьми лет. Правительство предложило эти периоды увеличить практически вдвое: выплачивать при стаже до восьми лет пособие в размере 60% среднего заработка, при стаже от 8 до 15 лет — 80% и лишь после 15 лет — в размере 100%.

Для тех, кто давно не болел и не получал это пособие, напомню, что понятие среднего заработка здесь весьма относительное: независимо от размера зарплаты пособие выплачивается в сумме не более 1136 рублей 99 копеек в день. Но, так как это предложение вызвало сопротивление со всех сторон, от него отказались — вроде, пошли навстречу гражданам. И даже прозвучали комментарии, что вообще ничего существенного для граждан не меняется — только технический порядок расчета, не значимый для работника.

Между тем 19 ноября законопроект принят во втором чтении, и в нынешнем (читай — в окончательном) виде измененный порядок расчета вряд ли останется незамеченным. Средний заработок для исчисления трех пособий (по временной нетрудоспособности, по беременности и родам и ежемесячного пособия по уходу за ребенком до достижения им возраста полутора лет) предлагается определять на основании среднего заработка, рассчитанного за два календарных года, предшествующих году наступления соответствующих событий. При этом надо будет учитываться средний заработок за время работы у предыдущего работодателя или нескольких работодателей. Как же учитывать эту зарплату за два предыдущих года?

Работник должен будет представлять справку, подтверждающую размер начисленной и выплаченной зарплаты, и получить эту справку — его забота и ответственность. Если справки нет, средний заработок будет рассчитываться по имеющимся сведениям (и с большой вероятностью сведется к расчету из минимального размера оплаты труда), а работодатель (или орган ФСС) будет направлять запрос в орган пенсионного фонда и впоследствии делать перерасчет.

Насколько будет работать эта система — можно только гадать, но даже если предположить, что будет, многим людям придется прилагать большие усилия, чтобы просто рассчитать средний заработок, а затем перерассчитать пособия и получить их в полном размере. Кроме того, первые три дня временной нетрудоспособности (вместо двух, как сейчас) работодатель будет оплачивать за свой счет.

Но главный «сюрприз» кроется в изменении именно порядка расчета среднего заработка: сумму за два года нужно будет делить на 730. И эта цифра является твердой и неизменной, она никак не связана с тем, сколько времени и по каким причинам в течение последних двух лет человек не работал или получал низкие доходы: простой, увольнение, неполное рабочее время, сокращение зарплаты и т. п. — не имеет значения. Учитывая планируемое введение в силу этого законопроекта с 1 января 2011 года, все, у кого были проблемы в период экономического кризиса даже два года назад, почувствуют их последствия еще раз.

Почему столько внимания этим вопросам и при чем тут дети? Потому что люди у нас уже научились особенно не обращаться к врачам и не брать больничные для себя. Но, когда болеет ребенок, остаться дома и ухаживать за ним родителям необходимо. И значит,

кому уж точно придется хлебнуть проблем с этими расчетами, так это все тем же мамам маленьких детей.

И это лишь один из тех десятков и сотен вроде бы мелких явлений, вызывающих сомнение, действительно ли нужны государству наши дети. Готовность рожать и воспитывать детей все-таки определяется не возможностью получить полумифический материнский капитал, а комплексным пониманием, благоприятна или нет среда для малышей и родителей.

Автор — директор Центра социально-трудовых прав, мать троих детей.