Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Братские плевки

Союзное государство России и Белоруссии обречено на совместную жизнь в газовых, молочных и компроматных войнах

«Газета.Ru» 20.07.2010, 16:37
ИТАР-ТАСС

Идеальное для Москвы решение проблемы Лукашенко – замена «батьки» без изменения внутриполитического устройства Белоруссии – нереалистично. «Оранжевый» вариант с белорусским Ющенко или Саакашвили неприемлем. Поэтому союз двух государств обречен на совместную жизнь в газовых, молочных и компроматных войнах.

Продолжающийся обмен любезностями между Минском и Москвой выглядит анекдотично. Два режима, сходство между которыми во многих отношениях велико до неразличения, перешли к регулярному обмену публичными оскорблениями.

Грех не вспомнить соответствующий пассаж из «Золотого теленка»: «Жулики так разгорячились, что начали даже легонько отпихивать друг друга ладонями и наперебой вскрикивать: «А ты кто такой?» Такие действия предшествуют обычно генеральной драке, в которой противники бросают шапки на землю, призывают прохожих в свидетели и размазывают на своих щетинистых мордасах детские слезы».

Стремящиеся к взвешенным, спокойным оценкам в области отношений между Россией и Белоруссией специалисты утверждают, что российское руководство просто запугивает Лукашенко и что ему это удастся.

Так, как это удалось Шуре Балаганову: «Когда наступил наиболее подходящий момент для нанесения первой пощечины, Паниковский вдруг убрал руки и согласился считать Балаганова своим непосредственным начальством».

Однако пока ситуация не походит на описанную Ильфом и Петровым. Интервью с Саакашвили, предстоящий эфир с президентом Латвии Затлерсом, публикация в официальной белорусской газете выдержек из антипутинского доклада Немцова – это именно что пощечины, действия, которые никак не могут подорвать позиции нынешних российских правителей внутри страны, да и в мире, зато носят персональный, крайне оскорбительный характер. Публичное унижение, которому Лукашенко подвергает сейчас Путина с Медведевым, те ему забыть не смогут, наверное, никогда.

Телепрограммы отечественных каналов, напротив, направлены скорее на подрыв репутации Лукашенко перед выборами 2011 года и уже воспринимаются белорусской оппозицией как сигнал к тому, что их борьба будет поддержана Москвой. Российские власти, похоже, всерьез желают видеть во главе соседнего государства другого человека. Но расчеты существующей оппозиции, скорее всего, тщетны.

России вряд ли интересны варианты с «цветной революцией» в Минске, хоть до, хоть во время предстоящих выборов.

Даже острое чувство оскорбленного достоинства не должно подвигнуть Медведева и Путина к тому, чтобы Белоруссию возглавил местный вариант Ющенко или Саакашвили. Но и идеальное решение проблемы Лукашенко для Москвы тоже нереалистично. Конечно, хотелось бы заменить Лукашенко, не меняя внутриполитического устройства Белоруссии, оставив сам режим в неприкосновенности, а по возможности и превратив его в де-факто один из российских регионов, пусть и с особым статусом «независимой республики». Но для этого нужно опираться не на внесистемные фигуры, апеллирующие к протестным настроениям, а на аппаратные интриги против действующего главы государства. Ничто пока не говорит о том, что такие козыри имеются в распоряжении тандема.

Так что взвешенные оценки, скорее всего, верны – в том, что касается мотивов поведения российских руководителей.

Возможность заменить Лукашенко своим для Москвы человеком практически отсутствует. С личным врагом, возглавляющим дружественный и родственный режим, все же можно иметь дело. Выплеснуть обиды, выместить зло, но договориться, в конце концов.

Вопрос в том, верны ли такие оценки в отношении самого Лукашенко. Ведь он пока что не воспользовался до конца имеющимся в его распоряжении пропагандистским арсеналом. От обвинений, по тяжести сравнимых с теми, что высказывались в фильмах про «Крестного батьку», белорусская сторона воздерживается. Но если давление на Лукашенко зайдет слишком далеко, с его точки зрения, ничто не помешает ему ответить симметрично, уже не плевком, а ударом ниже пояса, который может болезненно отозваться в России – и в силу достаточно высокого авторитета Лукашенко у нас, и из-за недосягаемости источника для российских инстанций. Такой поворот может оказать гораздо больший эффект на предвыборный расклад в России (а 2011 и 2012 годы в этом смысле – особо чувствительный период), чем усилия российских пропагандистов на исход белорусских выборов. Так что не стоит торопиться с определением, кто в этой истории Балаганов, а кто — Паниковский.