Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Мели, оратор

Кампания по борьбе с засухой напоминает советские мероприятия по спасению и подъему сельского хозяйства

«Газета.Ru» 16.07.2010, 14:28
ИТАР-ТАСС

Развернутая властями кампания по борьбе с засухой сильно напоминает советские мероприятия по спасению и подъему сельского хозяйства. К счастью, за годы капитализма российский аграрный сектор достаточно освоился с рынком и окреп, чтобы выдержать и погодные аномалии, и чиновные хлопоты.

Государственная машина заскрежетала всеми своими частями и двинулась на борьбу с засухой, которая, разумеется, оказалась полным сюрпризом для властей. Хотя чередования рекордного холода и рекордной жары в последние годы стали обычным делом, а зависимость российского сельского хозяйства от погодных рисков всегда была высокой.

В половине из полутора десятков федеральных субъектов, где объявлен сейчас режим чрезвычайной ситуации, засуха была и в прошлом году. Но смягчающие удар мероприятия вроде страхования урожая хотя и были предписаны к внедрению местными и центральными чиновниками, но остались, как обычно, на бумаге.

С тем большим усердием государственная машина сейчас принялась наверстывать упущенное. Все колеса завертелись, кампания стремительно стартовала и сразу же стала чрезвычайно похожей на старые советские походы по спасению и подъему сельского хозяйства.

Аппарат пришел в движение. В Москве идут совещания на высшем уровне, ответственные лица выезжают изучать ситуацию на местах, гостелевидение наладило конвейерное изготовление сюжетов о засухе и борьбе с ней.

Как и в брежневские годы, действия идут по двум главным направлениям. Во-первых, это накачки, которым подвергаются должностные лица всех уровней — поодиночке и целыми коллективами. Во-вторых, прямое и косвенное финансирование попавших в беду сельхозпредприятий, осуществляемое сверху вниз по властной вертикали, с тем чтобы каждое ее звено получило возможность добрым советом или делом поучаствовать в разделе денег.

Есть, конечно, и отличия. Участники совещаний у премьера (на президиуме правительства) и у президента (на президиуме Госсовета) энергичнее и моложе советских геронтократов и оперируют терминами, тем неизвестными. Хотя стиль рапортов изменился не так уж радикально.

Вот, скажем, самарский губернатор докладывает премьер-министру об областных делах в жанре «мы пахали», незаметно подменяя крестьян самим собой и сообществом подчиненных ему чиновников: «…Мы отсеялись в первых числах мая… Наша задача сегодня — сохранить крупный рогатый скот… Мы сегодня выкашиваем все неугодья, сохраняем солому…»

Как бы то ни было, попытки что-то предпринять налицо, и

власти, видимо, искренне верят, что спасение аграрного сектора от разорения, а народа от голода зависят от частоты и густоты осуществляемых ими административных акций.

Так думали и их советские предшественники. И раз за разом ошибались. Страшные засухи 1970-х, хотя и сопровождались закупками огромного количества продовольствия за рубежом и гигантскими вливаниями ресурсов в АПК, сделали дефицитными самые насущные продукты питания, и эти дефициты так и сохранились вплоть до упразднения советской экономической системы.

На этот раз такой угрозы нет. К концу 1990-х годов российское сельское хозяйство освоилось с рыночной системой и с тех пор непрерывно росло, сделавшись одной из самых динамичных отраслей нашей экономики. Слабое внимание государства, мало обременявшего его руководящими указаниями, шло ему только на пользу, как и родственной отрасли — пищевой промышленности, которая, оказавшись без казенной опеки, пережила небывалый с 1917 года взлет.

Внимание властей к аграрному сектору выросло лишь несколько лет назад, когда он сделался достаточно крепким, чтобы приступить к крупномасштабному экспорту своей продукции. Это и стало моментом, когда власти почувствовали, что сельское хозяйство нуждается в их руководстве и защите, и оно сразу же ощутило на себе все его прелести — создание проблем для конкурентоспособных предприятий, искусственное поддержание на плаву предприятий неконкурентных, денежные потоки с очень странными траекториями, лавинообразное нарастание регламентаций и все прочее, чем наша государственная машина умеет «помогать» экономике. Но

ни национальный проект «Развитие АПК», ни помехи экспортерам продовольствия в сверхурожайном 2008-м не смогли или не успели расшатать рыночные основы российского аграрного сектора. До полного оздоровления ему еще далеко, унаследованный от советской эпохи развал преодолен только частично, но накопленный запас прочности уже достаточно велик, чтобы выдержать погодные аномалии, которые в этом году действительно обещают быть рекордными.

Разумеется, тяжелые времена — это как раз тот случай, когда административная поддержка и в самом деле очень желательна. Но госпомощь должна быть честной, грамотной, эффективной и адресованной тем, кто сам хочет себе помочь. Надеяться на то, что наш властный аппарат именно так и станет действовать, довольно трудно. У него другие тактико-технические характеристики.

Гораздо больше надежд на жизнеспособность самого обновляющегося российского сельского хозяйства. Урожай будет куда ниже, чем в последние годы, но ввозить зерно из-за границы, видимо, не придется. Цены на продукты питания, конечно, не перестанут расти, но сверхскачков быть не должно.

Ну а власти будут помогать как умеют. Деньгами, часть которых, может быть, все-таки дойдет и до тех, кто работает. Ну и шумихой, разумеется. Крупным планом на всех экранах: вождь, нюхающий колос. Еще крупнее: щепотка чернозема в мозолистых пальцах губернатора… Какая ни есть, а моральная поддержка.