Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Опасности самолечения

МВД пояснило сотрудникам, как и кому нужно доносить на взяточников

«Газета.Ru» 08.07.2010, 17:50
ИТАР-ТАСС

С коррупцией решено бороться по-новому – внутриведомственными реестрами взяткоемких должностей и доносительством. Вряд ли новый способ будет эффективнее старых — указов, комиссий и показательных процессов.

Появившийся на сайте МВД приказ министра Нургалиева, посвященный борьбе с коррупцией, ясно показывает, что общие политические принципы этой борьбы определены. В приказе, утвержденном Минюстом в начале месяца, подробно описан «порядок уведомления о фактах обращения в целях склонения к совершению коррупционных правонарушений».

В переводе на русский, это о том, как и кому нужно доносить на взяточников.

Не то чтобы МВД, являющееся в глазах общества наиболее одиозным в плане мздоимства и силового выколачивания административной ренты ведомством, было одиноко в этом начинании. Только что вступил в силу указ Медведева, регламентирующий создание целой системы антикоррупционных комиссий, а в неподкупной столичной администрации создают реестр «должностей госслужащих, несущих коррупционные риски», с тем чтобы таковых особо тщательно просвечивала служба внутренней безопасности мэрии.

Очень хочется поприветствовать эти усилия властей различного уровня и руководства различных ведомств. Но, разумеется, нужно и задаться некоторыми вопросами.

Указ президента, приказ министра и планы мэрии роднит одна особенность: во всех них упор делается на внутренние ресурсы ведомств, министерств, региональных правительств по противостоянию коррупции.

Если судить по приказу министра Нургалиева, сообщения о мздоимстве строго регламентируются и встраиваются в существующую систему бюрократического производства, а проверки жестко ограничиваются по срокам. Например, в соответствии с утвержденным этим приказом порядком подачи доноса, «передача уведомлений для проведения проверки без регистрации в установленном порядке в подразделениях, осуществляющих делопроизводство, запрещена». Пристрастие к порядку, конечно, само по себе не относится к числу человеческих пороков, но, доведенное до абсолюта, вполне может утопить любое полезное начинание в бумажной волоките.

Более того, сотрудник МВД «вправе уведомить органы прокуратуры… о чем обязан сообщить представителю нанимателя», то есть собственному начальству. Это в общем-то недвусмысленное предупреждение любителям выносить сор из избы. И как тут быть с компроматом на собственное начальство, которое, пока жалобщик дойдет до прокуратуры, сто раз успеет разобраться с честным милиционером, перед ним совершенно беспомощным?

Вся логика подобных антикоррупционных начинаний построена на том, что чем выше должность, тем честнее сотрудник. Ну прямо скажем, что это не аксиома.

Если уж власть, как на то похоже, признает системность коррупции в России и ее неприемлемый уровень, она, казалось бы, должна была задуматься о проведении серьезных чисток. Но слово «чистка» объявлено якобинским, опасным для стабильности. Отсюда попытки сделать что-то привычным, бюрократическим способом — созданием комиссий, регламентов и порядков. При всей благости таких намерений последствия рискуют оказаться не просто ничтожными, но и вредными.

Во-первых, в той мере, в которой приказ по МВД может служить моделью, он прекрасно приспособлен к сведению счетов с неугодными подчиненными и подсиживанию конкурентов на карьерном поприще. Притом что замкнутость на внутреннюю иерархию очень серьезно ограничивает возможности искренних борцов с коррупцией.

Во-вторых, подобный подход – это скорее способ для борьбы с антикоррупционными публикациями, а не с самим явлением. Вот только что заместитель Нургалиева Сергей Герасимов отчитался о проверке доходов более чем полумиллиона милиционеров (это чуть ли не половина от их общего числа), которая выяснила, что «доходы правомерны и адекватны сложившейся жизненной ситуации». В общем-то

это, наверное, нормальный результат внутриведомственной проверки, когда на клетке слона читаем надпись «буйвол».

В соответствии с этими принципами отечественный административный аппарат побуждается к «самоочищению» на бумаге и в соответствии с им же самим установленным бюрократическим порядком. Дальнейшие претензии можно не принимать: проверка проведена — оснований не обнаружено.