Палка административной ренты

Подвижничество хаматовых и корзун — всегда оборотная сторона разгильдяйства властей

РИА «Новости»
Логика «какое общество — такая и милиция, армия, чиновничество и т. п.» многое проясняет в действиях власти. Она готова и дальше терпимо относиться к любым нарушениям, если это не какой-то уж совсем «из ряда вон» евсюков.

29 мая Владимир Путин встретился с участниками и организаторами благотворительного литературно-музыкального вечера «Маленький принц». Благодаря Шевчуку встреча приобрела известную пикантность, и пресса благодарно откликнулась шквалом статей на тему «художник и власть» и даже «певец и власть»… Хотя на самом деле

разговор вышел показательным с точки зрения не только проблемы физического нездоровья детей, но и психического нездоровья российского общества.

Чулпан Хаматова воспользовалась встречей с премьером, чтобы решить давно назревшие вопросы по поводу препаратов для лечения редких заболеваний, налогов на импортные лекарства и т. д. Разговор в этой части получился конструктивным, и все остались довольны друг другом. В самом деле, после него у нескольких интеллигентных людей появилась твердая уверенность, что премьер даст нужные указания и после этого государство если и не будет слишком активно помогать, то хотя бы станет меньше мешать тем, кто в частном порядке спасает тяжело больных детей.

Никто не поставил вопрос, не слишком ли успешно наше «социальное государство» (согласно 7-й статье Конституции) избавилось от своих прямых обязанностей и переложило на плечи отдельных людей заботу о здоровье населения страны.

Насколько такой эгоизм является здоровым явлением для нашей социально-экономической жизни? Не стали поминать всуе тысячи случаев, когда именно такая, с позволения сказать, государственная «забота» множила человеческие трагедии.

Не вспомнили, например, про 10-летние мытарства со строительством корпуса для детей, больных раком. Хотя в печати в свое время приводилась ужасающая статистика: из 100 тысяч детей 12—15 страдают от злокачественных новообразований, злокачественные опухоли находятся на втором месте среди причин смерти детей до 14 лет и уступают только смертям от несчастных случаев.

В 80-е годы прошлого века бывший директор НИИ детской онкологии и гематологии Лев Дурнов смог «пробить» идею создания большой клиники для больных раком детей. В соответствии с распоряжением Совмина СССР от 9 июля 1990 года такую больницу всесоюзного значения решено было строить на территории, прилегающей к самому онкоцентру на Каширском шоссе. В 1995 году строительство даже было началось, но скоро только сказка сказывается… Финансировать работы турецкой компании Alarko российское государство обязалось по бартеру — путем поставок в Турцию природного газа. В 1997 году поставки прекратились, а вслед за этим в начале 1998 года встала и стройка, за которую никто не захотел платить. Дефолт показался вполне достаточным объяснением. Хотя потом начались обильные на денежные потоки нулевые годы, дело так и осталось на нуле.

В 2007 году про аморальный для любого нормального государства долгострой вспомнил премьер Виктор Зубков, который поручил Минфину выделить деньги на завершение строительства. Но денег опять не нашлось. Турецкая сторона оценила долг в $7,3 млн, без оплаты которых она отказывалась продолжать работу. Сумма, видимо, показалась для России неподъемной. Тут грянул новый кризис… Так что

подвижничество хаматовых и корзун — всегда оборотная сторона разгильдяйства властей предержащих.

На встрече Путина с художественной интеллигенцией в центре внимания СМИ оказался демарш Шевчука, который задал «самый животрепещущий вопрос», а встреча с премьером оказалась прологом к запланированному на 31 число очередному «Маршу несогласных». Интригой дня стало ожидание реакции силовиков на состоявшийся разговор, а потом обсуждение очередной сломанной уже в милиции руки журналиста да сорванные с ветерана ордена во время разгона демонстрантов… Ну просто «гуманное» поведение сил правопорядка: на этот раз никого не уморили, не изнасиловали. На слуху скандальные истории о пытках в милиции Забайкалья, Подмосковья, Москвы, Санкт-Петербурга, Башкирии, Нижнего Новгорода и т. п., дела Алексаняна, Магницкого, Трифоновой и несть им числа.

Однако в том разговоре был любопытный момент, который остался незамеченным, поскольку показался едва ли не банальностью. Премьера явно задели рассуждения Шевчука о «князьях и боярах с мигалками», «тягловом народе» и милиционерах, которые «служат карману, а не народу», и он живо возразил: «В милиции всяких людей хватает. Там срез нашего общества вообще. Да, это часть страны, и там не с Марса люди приехали».

Про эти «срез» да «Марс» мы слышим по десять раз на дню от самых разных начальников. Этот «универсальный солдат» государственной пропаганды действует безотказно — таким аргументом легко можно срезать любого огульного «очернителя». Буквально через пару дней один известный юрист, комментируя совещание с участием Дмитрия Медведева по реформе судебной системы, заметил: «Невозможно привезти судей с другой планеты, их надо много и долго готовить в независимых условиях от всех органов власти». Ну кто ж будет с этим спорить? Москва не сразу строилась. Но

одно дело — сказать, что всякое нарушение требует открытого и тщательного разбирательства и это ЧП, а совсем другое — философски рассуждать про далекие планеты, откуда к нам не завезли остродефицитные честь и совесть.

Действительно, разве в исполнительной или законодательной власти не люди? И в милиции, как и везде, работают обычные «человеки», и ничто человеческое им не чуждо. И прав премьер, что «там есть люди, которые верой и правдой служат своему народу. И не жалеют не только здоровья. И жизни своей не жалеют, и под пули идут». Но дело опять-таки совсем в другом. Вот, например, анонимный опрос 1150 действующих работников МВД на сайте столичного милицейского профсоюза показал, что 37% сотрудников пошли служить, чтобы бороться с преступностью, столько же — чтобы «заработать любым способом», 19% — чтобы заработать честно, еще 7% — не знают зачем. Что делать с теми двумя третями людей в милицейской форме, которые больны настолько, что ни в какую не собираются «верой и правдой»?

На этот раз аудитория самим фактом своего существования подвела премьера. Никто не зацепился за утверждение Путина про «всяких людей», но диссонанс возник потому, что собеседниками премьера на этот раз были такие крупные актеры, как Неелова, Басилашвили, Фрейндлих, Ахеджакова, Гармаш… И наверняка у некоторых мелькнула мысль, что если следовать логике премьера, то вполне нормально, если и в театре могут быть и криминальные элементы, и бесталанные актеры… Или все-таки не могут? И это не нормально? Ибо в такой «театр» какой же вменяемый человек пойдет?

Логика «какое общество — такая и милиция» позволяет многое прояснить в действиях власти. Она готова и дальше вполне терпимо относиться к любому выходящему за рамки нормального поведения случаю, если это не какой-то уж совсем «из ряда вон» евсюков…

Если следовать премьерской логике, то и в музыке тоже может быть эдакий общественный «срез», и в обороне страны? Обычно предполагалось, что среди музыкантов должны быть люди с определенным уровнем музыкальной культуры и соответствующими способностями. Или вот в медицине… Вы со своими болячками пришли на прием к доктору, а там очередной «срез». Ну просто «ужасы нашего городка».

Везде должен проводиться специальный отбор. «Беда, коль сапоги начнет тачать пирожник». И если отбора не было или он был проведен некачественно, то ответственность должен нести соответствующий начальник. Который уж точно должен быть в трезвом уме. Поэтому

милиционер, который берет мзду, это не просто человек из народа, а человек, профессиональный долг которого — бороться с мздоимством, защищать население, а не бить его на мирных демонстрациях. И если он не делает того, что делать обязан, то речь должна идти о предательстве!

Не больше и не меньше! Или, как говорил Глеб Жеглов: «Ты нас всех — живых и тех, что умерли, но бандитской пули не испугались, — всех нас ты продал!»

Путин настаивал: «Я считаю, что несправедливо — всех под одну гребенку. Хотя проблем там хватает. У нас такой уровень общей культуры: как только человек получает какое-то удостоверение, палку какую-то в руки, то сразу начинает ей размахивать и пытаться заработать на этом деньги». Ну и дальше что? Какие из этого следуют выводы? А точнее, оргвыводы?

Может быть, проблема как раз не только и не столько в «общем уровне культуры», а в снисходительном или равнодушном отношении высшей власти к пренебрежению ее представителями своими должностными обязанностями или даже к их нарушению? Да в отсутствии элементарной человеческой порядочности?

Наверняка и в правительстве работают разные люди. Премьер подтвердил: «Это характерно не только для милиции, это характерно для любой сферы, где есть властные полномочия и возможность получить эту сумасшедшую административную ренту».

Про административную ренту — это уже «оговорка по Фрейду»… Не случайно расцвет коррупции пришелся на благополучные нулевые.

Что же из всего этого получается? Вывод напрашивается сам собой: каков народишко — таковы и его руководители, чем хуже народ, тем больше позволено властям. Всякий народ, как говорится, достоин своего правительства. И получается, что объективно правительство должно стремиться, вопреки, конечно, твердым моральным принципам отдельных, самых стойких своих членов, к моральному разложению народа, ведь это и есть его индульгенция на любые действия. Хорошенькая перспектива открывается перед такой страной.

Чего уж тут удивляться, что «мы на протяжении последних 10—15 лет столкнулись с тем, что стоит только что-то благое сформулировать — как в экономике, так и в других сферах административного управления — сразу начинают злоупотреблять. Очень сложно отрегулировать и администрировать. Потому что сразу начинают использовать это в совершенно противоположных целях по сравнению с тем, для чего эти правила создавались». «Срезу общества» позволено все! И «низам», и «верхам». Идея «среза» — это и есть идеология загнивания, идея непротивления злу. Когда власть не ведет народ, не теребит его, не стимулирует к активным действиям, не формулирует правила нормальной жизни, деятельности, а плетется где-то в хвосте, объясняя свое поведение тем, что так хочет народ.

Если лезть из кожи вон, чтобы соответствовать запросам большей части электората, которому хочется после работы расслабиться, отключить мозги, то, может быть, нужно еще больше если не хлеба, то зрелищ, а не ответственной политики, нацеленной на долгосрочные результаты.

Ребенку — леденцы да игры, домохозяйке — сериалы и задорновскую веселуху, гаишнику — штрафы, представителям власти — «денежные потоки»… А в результате физический и психический кариес, интеллектуальная тупость, милиционеры, которые «служат карману», «бояре с мигалками», страна без будущего...

Автор — старший научный сотрудник ИМЭМО РАН.