Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Здесь не выбирают

Окончательный демонтаж местного самоуправления естественен для сложившейся системы государственной власти

«Газета.Ru» 08.06.2010, 16:19
ИТАР-ТАСС

Реальными выборы мэров, губернаторов или депутатов в России станут только после того, как выбирать, а не назначать будут первое лицо в государстве – президента.

Мэр Екатеринбурга Аркадий Чернецкий выступил с предельно откровенным, жестким заявлением по поводу насаждаемых в России новаций в системе местного самоуправления: «Я не хочу быть ни сити-менеджером, ни главой в этой системе. Я работал в другой системе». Чернецкий — сильная региональная фигура, игравшая наравне с таким политическим «китом», как бывший глава Свердловской области Эдуард Россель. Его заявление — симптом того, что

федеральная власть заканчивает решительное наступление на остатки сложившегося в 90-е режима местной и региональной власти, добираясь до самых сильных его представителей.

Выборность мэров городов окончательно уничтожается, либо их функции становятся номинальными, а реальные полномочия передаются сити-менеджерам, полностью подконтрольным фактически назначаемым из Кремля губернаторам.

На фоне этого особенно забавно выглядят вновь распространившиеся призывы к возвращению прямых выборов глав субъектов федерации. Последняя такая инициатива — атака московских левых организаций на вот уже 18 лет как безальтернативного градоначальника Юрия Лужкова. Акция точечная, вписывающаяся в общую информационную кампанию по решению вопроса о власти именно (и, в общем, только) в Москве. Что и характерно: тенденции, которых придерживается федеральная власть, слишком четки и понятны.

Наивно ожидать смены этих тенденций (тем более «оттепели») в рамках какой-нибудь «медведевской либерализации». И дело здесь не в том, что пресловутая «властная вертикаль» стала рабочим механизмом государственной власти. Ничем таким эффективным она не стала, а стала грубым инструментом совершенно ручного управления, полностью зависимым от мускульных усилий той или иной инстанции.

В таком варианте местное самоуправление представляет собой не более чем псевдодемократический рудимент, пригодный разве, чтобы пускать пыль в глаза особо любопытным деятелям из Европейского Союза.

Но проблем между Россией и Западом столько, и они такого масштаба, что российская власть просто не может ориентироваться на такую мелочь, как соблюдение неких абстрактных принципов местного самоуправления, значимость которых в отечественных условиях попросту смехотворна.

Один из доводов в пользу отмены выборности глав местного самоуправления состоит в том, что такая их легитимация приводит к увлечению с их стороны «политикой». Это, конечно же, смешное обвинение, поскольку вряд ли можно найти более политизированного главу субъекта федерации, чем тот же Юрий Лужков — в любой причем ипостаси, хоть напрямую избиравшийся, что назначаемый Мосгордумой. Под инкриминируемой мэрам политикой в данном случае попросту подразумевается, что они должны быть абсолютно послушны вышестоящим начальникам и «не умничать». Вопросы бюджетов, налогов и прочее, то есть то, что в нормальной системе координат и составляет основу реальной политики, таким образом смешиваются в одну кучу с какими-нибудь лозунгами о возвращении Севастополя — и полностью дискредитируются.

Но по большому счету сожалеть об окончательном демонтаже старой системы местной власти тоже глупо: ни к какому зарождению местных саморегулирующихся сообществ, ни к какому народовластию, тем более к демократическому устройству в западном понимании она не приводила.

Тот же Чернецкий, при всей своей влиятельности, ни разу не был замечен в симпатиях к демократии. Так что нормальная система местного самоуправления не может быть прямым потомком той, что сложилась в ельцинской России.

Но одно дело — признавать этот факт, а другое — пытаться выстроить якобы действенную систему на чисто иерархических чиновных основах. Добро бы подобные попытки были рассчитаны на то, чтобы расчистить поляну под многократно доказавшую свою эффективность систему настоящего местного, коммунального самоуправления и саморегулирования. Но мы имеем дело совершенно с другой государственной политикой, проводники которой действительно считают себя способными циркулярным способом проводить сверху вниз по инстанциям полезные и нужные распоряжения, которые и приведут к процветанию — как всеобщему, так и частному.

Поэтому противоречие — между признаками либерализма в речах нынешнего президента и тенденцией к окончательной ликвидации местного самоуправления — кажущееся. Вот возвращение выборности президента России — без шуток, настоящей выборности, а не операции по ее имитации — было бы верным признаком перемен. Но таковых совершенно не предвидится.