Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

День Бога

Богоискательство власти делает религию заложницей административной системы

«Газета.Ru» 03.06.2010, 16:52
ИТАР-ТАСС

Богоискательство власти делает религию заложницей административной системы. Церкви следовало бы снять мигалки и отказаться от мирских соблазнов.

Инициатива татарских депутатов, отправивших председателю Госдумы Борису Грызлову письмо с предложением учредить День принятия ислама, имеет совершенно прозрачные причины – это реакция на законодательное оформление государственного праздника в честь крещения Руси. Реакция предсказуемая.

Сами депутаты и объясняют, что «представители традиционных религий» хотели бы чувствовать «равное отношение к себе», и в общем-то поэтому возведение церковного чествования равноапостольного князя Владимира в ранг государственного мероприятия должно быть уравновешено не менее официальными торжествами по поводу принятия ислама Волжской Булгарией.

«Это стало бы успокоительной мерой в вопросах межнациональных отношений», — заявил спикер госсовета Татарии Фарид Мухамедшин. И надо сказать, отторжения этой идеи в Кремле не наблюдается.

В действительности, разумеется, речь идет не о межнациональных отношениях. Если бы дело было в этом, с подобной «исторически обоснованной» инициативой должны были бы выступить и представители буддизма или иудаизма. Их последователям, как и мусульманам, тоже, наверное, обидно, что выбор князем Владимиром византийского христианства (сделанный, по легендам, вовсе не из-за духовного просветления Рюриковича, но по итогам своего рода конкурса на пышность обрядов, наподобие «Евровидения», в реальности же, вероятнее всего, по политическим причинам) становится праздником, а их многочисленные памятные даты – нет. Но

предложение зафиксировать, к примеру, отречение Гаутамы от мирских благ или исход евреев из Египта в качестве национального праздника России окончательно превратило бы всю эту историю в фарс.

Она и сейчас смешна. Как можно на церемониальном государственном уровне ставить туманные свидетельства о происходившем в X веке на одну доску с событиями наподобие Победы, решительно непонятно. С абстрактно-рациональной точки зрения не объяснить и сами попытки навязать гражданам внутриконфессиональные праздники, неизбежно разделяющие людей вместо их объединения.

Смех смехом, но реакция татарских депутатов свидетельствует: помимо фарса мы имеем дело и с вполне серьезными расчетами власти. Тут есть соблазн представить дело как ползучую клерикализацию российского общества. И отчасти это, наверное, будет правдой: было бы странно, если бы пастыри душ пренебрегли открывающимся для их миссии административным ресурсом, а у РПЦ это заведомо должно получаться лучше, чем у не обладающих столь же сильным иерархическим потенциалом представителей других религий. Но гораздо более важным представляется встречное движение к внедрению религиозных норм в общество со стороны власти.

Мы не можем сомневаться в искренности внезапно проявившегося у наших президентов, премьеров, депутатов и милиционеров религиозного чувства, просто не имеем на это права. Но

попытка с помощью законов и правительственных установлений распространить проистекающие из этого чувства нормы и ценности на секулярное общество, во-первых, антиконституционна по сути, а во-вторых, заставляет подозревать здесь политическую подоплеку.

Она, разумеется, такова: церковь (или, говоря шире, поскольку это понятие неприменимо к исламу, православная система ценностей) для государства представляет ценный институциональный ресурс. Ресурс, которого власть в России была лишена с крахом советского извода марксизма и который российская власть отказывается восполнять с помощью «общечеловеческого» варианта мировоззрения. То есть власть желает воспользоваться тем моральным авторитетом, которым обладают «традиционные религии», превратив его в институт, скрепляющий общество там, где его не в силах скрепить дискредитированное право и осуществляющие его структуры – суд, милиция, политическая система.

Помимо того что это нечестно по отношению к гражданам и заставляет, как мы видим, татарских депутатов требовать «успокоительных мер», подобные инициативы еще и бесполезны. День крещения Руси обречен стать в глазах граждан таким же бессмысленным праздником, как и дата освобождения Кремля от польских захватчиков. Но самое неприятное не в этом.

Самое неприятное в том, что такого рода взаимоотношения власти с церковью не восстанавливают моральные нормы, а разрушают церковь изнутри.

Не власть уподобляется церкви, а церковь власти, причем в самых раздражающих ее чертах. Паралич московских улиц из-за празднования в честь Кирилла и Мефодия, лишение жителей острова Валаам местной регистрации во благо монастыря, наступление на музеи – все это по своим методам уже неотличимо от поведения чиновников, которое так возмущает граждан.

По-хорошему, татарские депутаты должны были бы выразить протест против возведения Дня крещения Руси в разряд государственных праздников, а вот их естественная, казалось бы, реакция ведет не более чем к подрыву авторитета религий в России. И чем лучше им удадутся «успокоительные меры», тем в большей степени традиционные ценности будут опираться на фигуры вроде Кадырова, который, отдавая предпочтение шариату перед российскими законами, опирается на стволы, а вовсе не на проповедь.