Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Благоразумное двуличие

Абхазско-южноосетинский эксперимент на других землях продолжения не получит

«Газета.Ru» 21.05.2010, 14:45
ИТАР-ТАСС

Провалились надежды приднестровских властей на то, что ПМР будет признана Россией вслед за Абхазией и ЮО. Официальная Москва выбирает двойной стандарт — тот самый, за который она же корит Запад, признавший Косово и одновременно осудивший отделение от Грузии мятежных регионов.

В довольно желчном заявлении, выпущенном от имени приднестровских партий и общественных организаций, сегодняшняя российская (а вместе с ней и украинская) позиция в отношении самопровозглашенной ПМР почти напрямую аттестована как те же двойные стандарты, «которые, к сожалению, характерны для политики Запада».

Хотя, формально говоря, совместное заявление президентов Медведева и Януковича по Приднестровью принесло мало нового. С небольшими вариациями там повторяется то, что уже много лет подряд говорят на этот счет и Москва, и Киев. Но это именно тот случай, когда отсутствие перемен как раз и стало знаком перемен. Ведь

в Тирасполе надеялись, что ситуация созрела для резкой смены позиций. В позапрошлом году Москва отстояла вооруженной рукой, а затем признала официальным порядком две такие же самопровозглашенные республики на Кавказе.

А теперь, с избранием украинским президентом друга России, вроде бы отпало и последнее препятствие для действий, клонящихся к такому же признанию независимости ПМР от Молдавии. Тем более что сегодняшние кишиневские власти симпатиями в Москве явно не пользуются.

И вот вопреки всем этим благоприятным для Тирасполя обстоятельствам президенты России и Украины в своем заявлении по-прежнему называют конфликтующие стороны «Республикой Молдова» и «Приднестровьем», уклоняясь от употребления самоназвания «Приднестровская Молдавская Республика».

Они подтверждают приверженность территориальной целостности Республики Молдова («с надежно гарантированным статусом Приднестровья»). Они согласны с участием в посреднических усилиях представителей ОБСЕ, ЕС и США. И они же в который раз хоть и обтекаемо, но вежливо соглашаются «принять активное участие» в «трансформации нынешней операции в мирогарантийную под эгидой ОБСЕ», то бишь в гипотетической замене российского контингента в Приднестровье на международный.

Если суммировать это коротко, то

абхазско-южноосетинский эксперимент на других землях продолжения не получит. По крайней мере пока. Так решено в Москве и поддержано в Киеве.

Неужели дело тут в уникальности, ни на что непохожести, отпавших грузинских автономий? Ведь именно рассуждениями о косовской уникальности европейские и американские политики подкрепляют свои протесты против того, чтобы о косовском опыте рассуждали применительно к каким-либо другим землям.

Правда, наши руководящие круги как раз в косовских делах ни малейших признаков уникальности не различают. «Наша позиция неприятия одностороннего провозглашения независимости Косово хорошо известна», — повторено на днях в заявлении российского МИДа. Уникальные случаи иногда действительно возникают. Но это вовсе не косовский случай. Это случаи абхазский и южноосетинский. Такова логика рассуждений российских официальных лиц.

И вот новейшее к ним дополнение. Список уникальных случаев навсегда или на время закрыт, и Приднестровье в этом списке сегодня не фигурирует. В данном уголке планеты западные и российские представления о том, что уникально, а что нет, совпали.

Впрочем, реальные причины этого нынешнего совпадения, как и причины предыдущих разногласий, лежат вовсе не в плоскости дискуссии о тонкостях международного права. Они чисто практические. Официальное признание в позапрошлом году ЮО и Абхазии было «асимметричным ответом» на происшедшее незадолго до этого западное признание косовской независимости, которое официальная Москва восприняла как хладнокровно спланированную пощечину.

На самом деле тогдашние соображения западных союзников были куда более прозаичны. Они хлопотали вовсе не о том, как бы уязвить Москву, а совсем о другом — о том, как бы побыстрее избавить себя от надоевших расходов и усилий по поддержанию порядка на Балканах. Не найдя компромисса с участниками конфликта, ооновский посредник Ахтисаари предложил предоставить ситуацию самой себе, что и было сделано.

Справедливость и даже просто целесообразность косовского решения так и остались неочевидными. Но применение там двойных стандартов вряд ли назовешь признаком роста западных амбиций. Наоборот, это признак их исчерпания.

И вот амбиции российских властей, оказывается, тоже могут пойти на убыль. Импульсивное решение задать трепку Грузии, а потом официально признать Абхазию и ЮО, предпринятое в ответ на неверно понятую попытку западных стран избавиться от косовских забот, принесло российским властям гораздо больше проблем, чем решило. Понятно, что первым лицам невозможно сказать это вслух, но частичное понимание этого у них созрело.

Затраты на обустройство и прокормление новых стран достаточно велики и при этом безвозвратны, не говоря уже о расходах на их международное признание, отдача от которых оказалась до смешного мала.

Новые российские союзники — постоянный раздражитель для всех прежних партнеров из ближнего зарубежья. Включая, разумеется, и Украину, независимо от того, кто ею правит. Для Виктора Януковича, постоянно обвиняемого оппонентами в пренебрежении принципом территориальной целостности, эта тема в чем-то даже более щекотлива.

При этом союзническая надежность новых облагодетельствованных стран совсем не очевидна. В Абхазии, где стремление к строительству реального государства наиболее заметно, то и дело прорываются фрондерские чувства к великому партнеру, под крылом которого до поры приходится пребывать.

А Южная Осетия под руководством Эдуарда Кокойты ориентируется фактически на кадыровскую модель. То есть на полную внутреннюю независимость местного режима, живущего на дань, выплачиваемую Москвой. Режима, без обиняков эту дань требующего и какого-либо вмешательства в процесс ее потребления не терпящего. Злоключения команды южноосетинского премьера Вадима Бровцева — самая свежая тому иллюстрация.

Хотя в накопившемся разочаровании нет возможности признаться напрямую, оно находит себе выход на других направлениях. В том числе в заявлении по Приднестровью, которое в явном согласии друг с другом приняли Медведев и Янукович. Чем разворошить улей еще и там и опять терпеть последствия, лучше оставить все как есть. Дешевле обойдется.

Двойной стандарт? Безусловно. Но лучше немножко двуличия, чем честный и последовательный авантюризм, за который так дорого платят народы.