Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Тень праздника

Реанимации «дня солидарности трудящихся» не предвидится

«Газета.Ru» 30.04.2010, 14:59
ИТАР-ТАСС

Казенные первомайские мероприятия настолько опостылели самим властям, что ради эксперимента они разрешили и мероприятия антивластные. Но Первомай, давным-давно переставший быть «днем солидарности трудящихся», это все равно не реанимирует.

Если принять за чистую монету слова самих граждан, то можно вообразить, что Первомай скорее жив, чем мертв. Больше половины опрошенных Левада-центром, а именно 53%, собираются так или иначе его праздновать. Притом 26% согласны участвовать в демонстрациях «в поддержку политики президента и правительства», а 11%, наоборот, в акциях «протеста против политики властей».

Если это так, то 1 мая страна должна превратиться в настоящее поле политического сражения. Но сражения не будет — будут привычные нудные сходы, устраиваемые ФНПР и ЕР, тенями ВЦСПС и КПСС.

Будут лозунги, которые никто не запомнит, и речи, которые забудут раньше, чем произнесут. Расходы, понесенные на устройство шествий и митингов, не окупятся. Поддержку народом властей они не увеличат. Хотя и не уменьшат, потому что народ просто их не заметит.

Параллельно с этим парадом теней в столице и в провинции состоятся и акции более живые – от традиционно-коммунистических до оппозиционно-радикальных и даже оппозиционно-художественных (монстрации). Общественное оживление, слегка проклюнувшееся в последние месяцы, плюс частичная толерантность, неожиданно обозначенная властями, могут придать этим мероприятиям некоторый размах. Но уж никак не грозную массовость. Основы потрясены не будут.

Первомай давным-давно перестал быть днем демонстрации мускулов угнетенных и уж точно не в этом году вернет себе эту роль. Если вообще когда-нибудь вернет.

Что бы там россияне ни говорили в опросах, но в жизни Первомай для них – это просто удлиненные выходные, которые используются для отдыха либо выездов в сады и огороды.

Те реальности или мифы, признаваемые за реальность, которые когда-то делали 1 мая важнейшим для людей днем и выводили на улицы миллионы, сегодня отсутствуют начисто.

«Международная солидарность трудящихся»? Если даже на секунду допустить, что когда-то она была, то уж нынче ее нет — и не предвидится.

Российские металлурги не испытывают ни малейшей солидарности с металлургами украинскими, своими конкурентами, и совершенно не желают им успехов на мировом рынке, не говоря о российском. Как и рабочие нашей пищевой промышленности, нисколько не сочувствующие своим белорусским собратьям, когда их продукцию руками Онищенко не пускают в Россию.

«Солидарность трудящихся» просто, без определения «международная»? Тоже не те времена. Коллективное заступничество, скажем, за уволенных коллег по работе – вещь в современной России исключительная. Серьезные выступления протеста у нас сейчас возможны, только если встанет целое предприятие и без заработка останутся все. Но власти об этом знают, панически этого боятся, и пока что им хватает сил и денег удерживать владельцев фирм от таких акций.

«Трудящиеся», в смысле рядовые наемные работники, которые, по историческому смыслу Первомая, должны выступать главными бенефициарами этого праздника, сегодня абсолютно в стороне от его идей.

Полностью исчерпала себя и державно-патриотическая нагрузка этого торжества. В советскую эпоху многомиллионные шествия и грозные военные парады должны были выразить не просто повседневную верность вождям, но и верность им как вождям всего мира. И если уж не совсем всего, так хотя бы «мира голодных и рабов». Этот миф сегодня мертв, и никакие жесты в адрес «боливарианского социалиста» Чавеса или режима престарелых братьев Кастро не оживят его и на долю процента.

Единственным живым и всенародным праздником патриотизма остается 9 мая.

И до тех пор, пока граждане не задают себе вопроса, какой вклад в исторический триумф 1945 года внесли нынешние наши власти, эти власти эксплуатируют великую дату как собственный неиссякаемый политический актив.

Первое мая таким активом служить не может, и свежих идей относительно какой-либо «перезагрузки» этого праздника наверху нет. Попытки оппозиционеров самим его перезагрузить, превратив в единый день несогласия и недовольства, чем-либо убедительным пока не увенчались. Да и не так просто этого добиться.

Участившиеся в последнее время протестные выступления, иногда уже довольно внушительные, направлены против роста коммунальных тарифов, против начальственных безобразий на дорогах, ущемления местных интересов и прочих проявлений алчности и разложения нашего властного аппарата. Подвести такие акции под крышу Первомая не то чтобы совсем уж невозможно, но довольно трудно – слишком уж этому сопротивляется прежняя его идеология.

Поэтому Первомай остается лишь тенью старинного праздника – полузабытой, мало кому нужной и ожидающей то ли второго рождения, то ли окончательного упразднения.