Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Героическая аренда Севастополя

Дело за малым — обеспечить оборону Севастополя от посягательств недругов на объявленный в договоре срок или дольше

«Газета.Ru» 27.04.2010, 15:51
Reuters

На основе российско-украинского договора о Черноморском флоте трудно строить планы не то что на 30, но даже на 5 лет. Все необходимое должно быть сделано, пока Янукович находится у власти, а Россия сохраняет нынешний политический и финансовый ресурс.

Ратификация договора между Россией и Украиной о продлении базирования Черноморского флота в Севастополе на 25 лет выглядит умелой победой Кремля в крупном геополитическом сражении. В самом деле, сомнительное с точки зрения украинской конституции и дорогостоящее для России решение может рассматриваться не просто как подтверждение имперских амбиций России в ближнем зарубежье, но и как их обоснование — можем, однако. И деньги на это найдутся, и политическая воля, и даже решимость ближайшего соседа налицо — ну, пусть не всего, а юго-восточных его областей.

Тем более демонстративной смотрится эта победа благодаря технологичному приему: ратификация в обеих странах прошла в один день. При разной степени скандальности, правда, но это мелочи.

Дело за малым — обеспечить оборону Севастополя от посягательств недругов на объявленный срок или дольше.

А срок — 32 года, по истечении которых Владимир Путин справит девяностолетие, Януковичу будет на два года больше, а Ринату Ахметову, к окружению которого относят нынешнего президента Украины, — 76 лет. Очевидно, нынешний плавсостав Черноморского флота придется к этому времени обновить полностью, иначе он затонет прямо на рейде. Другими словами, исторический масштаб, с которым подошли к вопросу, находится за пределами рациональности.

Очевидно, что он имеет символическое значение. А его подтекст, более близкий к реальным мотивам, таков: севастопольская база всегда будет российской. И оформляется это с помощью неких сроков только потому, что впрямую сейчас оформить действительный смысл соглашения — это уже прямо, а не косвенно противоречить конституции Украины. Безусловно,

символический характер договора означает и то, что на его основе в действительности невозможно строить слишком далеко идущие планы. Все необходимое должно быть сделано, пока Янукович находится у власти и пока Россия сохраняет политический и финансовый ресурс.

С точки зрения вовлечения Украины в зону контроля Кремля сделать тут можно не так уж много. Облегчение пограничного режима (и так не слишком драконовского), изменение статуса русского языка (которое во Львове, к примеру, будут саботировать), объявленное создание совместных компаний в ядерной области… Это, в общем, все. Шагом же к передаче в руки России Крыма это быть не может: договор парадоксальным образом противоречит этой мечте, закрепляя за Россией именно статус арендатора, а не владельца. Зато он углубит раскол на Украине, еще дальше оттолкнув ее западную часть и усилив юго-восточную, которая теперь будет напрямую субсидироваться российским бюджетом.

Эта часть, неформальным лидером которой как раз является группировка Рината Ахметова, может укрепить свое положение как индустриальный лидер всей страны. Неизвестно, что будет происходить в экономике в течение последующих, даже ближайших лет, но понятно, что

без газового допинга украинская промышленность точно довела бы Киев до дефолта. А так, может, пронесет.

Это является, наверное, основной причиной того, что договор по флоту, воспринимающийся патриотической общественностью России почти как сражение при реке Березина, вовсе не вызывает такой же реакции в Западной Европе. У нее, отягощенной назревающими дефолтами южных стран — членов Евросоюза, дефолт еще и Украины никакого восторга вызывать не может. Конечно, лучше бы русские дотировали украинскую промышленность без всяких севастопольских договоренностей, но и так сойдет, не страшно. Вот не пугает Черноморский флот никого, кроме, разве что, Грузии.

Ясно, вроде бы, что и при предстоящем противостоянии олигархических групп юго-востока Украины и противников договора на ее западе российско-украинские отношения на официальном уровне будут выглядеть прекрасно. Но не стоит забывать, что чем сильнее будут политические и экономические позиции «донецких», тем увереннее они будут отражать попытки Кремля установить над ними более плотный, не символический контроль. Наглядным примером тому вполне может послужить Белоруссия, с которой Россия каких только дружественных актов не подписала, а отношения между элитами только ухудшаются.