Крайние Штаты Америки

Российские власти находят внешних врагов для объяснения своих проблем и в стране, и в мире

Привычку не отвечать за свои действия внутри страны российская власть продолжает распространять и на внешнюю политику. Причем одни и те же внешние враги находятся как для объяснения внутренних проблем, так и для неудач страны на международной арене. Чаще всего используется заветная комбинация из трех букв — США.

Первый вице-премьер Игорь Шувалов в ходе рабочей встречи с премьером Владимиром Путиным неожиданно обвинил США в торможении переговоров по вступлению России во Всемирную торговую организацию. «Основные разногласия у нас остаются с США по вопросам, которые известны. Их не становится ни больше, ни меньше», ― доложил Шувалов Путину. При этом он отметил, что российская сторона готова на своем уровне предложить определенные решения по оставшимся вопросам, не конкретизируя эти слова. «К сожалению, до настоящего времени со стороны наших американских партнеров не последовало шагов к тому, чтобы мы искали такие развязки. Пока нам не предложено, каким образом мы будем вести переговоры», ― сказал первый вице-премьер.

Между тем именно Россия сознательно затормозила и радикально переформатировала в одностороннем порядке переговорный процесс по ВТО в июне прошлого года, когда Владимир Путин объявил, что переговоры о присоединении к этой организации отныне будет вести Таможенный союз России, Белоруссии и Казахстана. При этом Казахстан на тот момент находился в самой начальной стадии переговоров по ВТО, а Белоруссия не вела их вовсе. Такое решение вызвало естественное недоумение у стран ― членов ВТО: организация не знает прецедентов коллективного членства межгосударственных образований. На тот момент Таможенный союз даже не был создан. Да и сейчас, хотя он формально и заработал с 1 января 2010 года, судя по докладу того же Шувалова,

не решены самые элементарные вопросы функционирования этого объединения — например, расщепления таможенных платежей между тремя странами и выдачи лицензий на импорт в Россию ряда товаров.

Этот импорт как раз оказался заблокирован из-за Таможенного союза — российским импортерам аннулировали прежние лицензии и не выдали новых.

Но, даже если бы Таможенный союз работал как часы, вступление в ВТО все равно ставит перед страной обязательства, выходящие за рамки регулируемых таможенным законодательством, — в частности, доступ в страну иностранных финансовых институтов, уровень прямых госдотаций отдельным отраслям экономики, борьба с пиратской продукцией.

Претензии России к США еще можно было бы понять, если бы после путинского демарша по ВТО сами российские власти не делали взаимоисключающие заявления.

Между тем президент Дмитрий Медведев с тех пор по крайней мере дважды, в том числе на саммите «большой восьмерки» в итальянской Аквиле, говорил, что Россия может вернуться и к прямым переговорам с ВТО.

Поэтому рапорт Шувалова Путину, что странами Таможенного союза создана единая переговорная площадка, а возглавляет ее давний российский переговорщик Максим Медведков из Минэкономразвития, — мягко говоря, неубедительный аргумент. «Мы дали уже пояснения, что

Таможенный союз никаким образом не противоречит нормам и правилам ВТО», ― сказал первый вице-премьер главе правительства. Но из штаб-квартиры ВТО никогда не звучало заявлений, что этой же точки зрения придерживается сама организация.

Тем более что Медведков также неоднократно высказывался в том духе, что Россия может использовать все формы переговоров (то есть и прямые тоже).

Заварив всю эту кашу, которую в тех же США логично расценили как прикрытие нежелания России (или, по крайней мере, Путина) вступать в ВТО, российская власть теперь пытается свалить вину за замороженные переговоры на других. Шувалов заявил Путину, что, как только от американской стороны последует предложение, как дальше вести переговоры, «мы сделаем встречный шаг для того, чтобы активизировать нашу позицию по переговорному процессу». Но каких предложений ждет Россия от США, если она сама не может согласовать энергетический транзит со своей партнершей по Таможенному союзу Белоруссией, а разные российские чиновники время от времени выдают миру диаметрально противоположные версии изначальной переговорной позиции Москвы?

Между тем в поведении российской власти есть известная последовательность и своя логика. Владимир Путин, будучи президентом, утвердил

негласный базовый принцип российской верховной власти: она безошибочна и никогда ни в чем не виновата. Поэтому экономический кризис официально считался в России исключительно «мировым», терроризм — «международным», а за срыв переговорного процесса по ВТО, конечно же, должны ответить «несознательные» Соединенные Штаты.

Не признавать же, что сама Россия пудрит мозги своим партнерам по переговорам или что полтора десятилетия переговорного процесса по ВТО были потрачены зря.

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть