Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Милиционеры вместо ментов

В рамках нынешней политической системы милиция не реформируема

«Газета.Ru» 28.12.2009, 16:35
ИТАР-ТАСС

В России должна появиться другая милиция — правоохранительный орган, а не «законные вооруженные формирования», охраняющие беззаконие власти. К сожалению, в рамках нынешней политической системы такие перемены едва ли возможны.

Практически никогда не прекращавшийся в России так называемый «ментовской беспредел» (само это понятное каждому народное идиоматическое выражение — показатель уровня доверия и отношения населения к милиции) в уходящем году все-таки привел к неким публичным результатам.

Два главных медийных милицейских скандала всероссийского масштаба увенчались двумя уголовными делами и указом президента России о реформе МВД.

Майор Денис Евсюков, начальник московского ОВД «Царицыно», «прославился» тем, что в милицейской форме и в состоянии алкогольного опьянения сначала убил таксиста, который подвез его к торговому центру, а затем начал палить из оружия (которое следствие оценивает как находившееся в розыске) по находившимся в магазине людям. В результате два человека были убиты, 22 ранены. Палил милицейский начальник и по коллегам, которые приехали его задерживать. Начало допроса в суде Дениса Евсюкова, чье имя стало нарицательным для характеристики нынешнего состояния российской милиции, совпало с возбуждением уголовного дела против другого героя СМИ из милиции — майора УВД по Новороссийску Алексея Дымовского. Он разместил в интернете видеообращение к премьер-министру Владимиру Путину, обвинив своих начальников в фабрикации уголовных дел и фактической торговле званиями. В результате против Дымовского возбудили уголовное дело. «Следственными органами Следственного комитета по Краснодарскому краю по результатам доследственной проверки в отношении бывшего сотрудника УВД по городу Новороссийску Алексея Дымовского возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 159 УК РФ (мошенничество, совершенное лицом с использованием своего должностного положения)», — сообщили в краевом СКП.

Преступление майора Евсюкова привело к отставке главы московского ГУВД Владимира Пронина (он, кстати, будет выступать в деле майора свидетелем).

Поступок майора Дымовского, породивший еще несколько аналогичных разоблачительных видеообращений других сотрудников правоохранительных органов, предшествовал объявлению президентом РФ Дмитрием Медведевым реформы МВД.

Впрочем, министр внутренних дел Рашид Нургалиев на встрече с курсантами вузов МВД в Москве сразу же попытался снизить ожидания от этой реформы. Он заявил, что милицейское ведомство «будет постепенно претворять в жизнь те положения, которые заложены в указе президента». «Лихорадочных кадровых перетрясок не будет. Кадровые изменения не будут кардинальными», — сказал Нургалиев, комментируя указ президента.

При этом и президент, и премьер-министр Владимир Путин, которого спрашивали об отношении к милиции в ходе телевизионной «прямой линии», в один голос твердили дежурные фразы, что милиционеры у нас в целом хорошие, что «нельзя всех мазать одной черной краской». Хотя проблема как раз и заключается в том, что

силовики, в том числе милиционеры — и это прямое следствие политического курса властей — стали опасны для населения не из-за отдельных «оборотней» в погонах, а именно как институт.

Заняв ключевые позиции в бизнесе, используясь для передела собственности и для охраны коммерческих интересов власть предержащих, та же милиция почувствовала именно институциональную вседозволенность.

Реформа системы МВД, которую своим указом от 24 декабря объявил Дмитрий Медведев, сама по себе не в состоянии изменить положение в милиции. Дело даже не в том, что большинство мер должны осуществляться в течение двух лет (по российским политическим меркам это целая вечность — тема просто может уйти из поля зрения власти и быть похоронена тихим ведомственным саботажем). И не в том, что сами эти меры не принципиальны. В частности, переход к полному финансированию так называемой милиции общественной безопасности из федерального бюджета вовсе не уменьшает зависимости милиционеров от региональной власти — едва ли милиционеры посмеют пойти против неправедной воли регионального руководства. 20-процентное сокращение штатов тоже не такая уж радикальная мера — как раз примерно столько составляет недокомплект милицейских кадров, согласно нынешнему штатному расписанию. Так что запросто можно сократить пустующие вакансии. Президент также поручил главе МВД в трехмесячный срок «пересмотреть порядок отбора кандидатов для службы (работы) в органах внутренних дел РФ с учетом их морально-этических и психологических качеств в целях повышения уровня профессионализма сотрудников органов внутренних дел». Но отбирать, даже по новым критериям, будут те же самые люди.

Главная же проблема заключается в том, что

содержательная реформа МВД невозможна без принципиального изменения отношения к милиции со стороны самого государства.

Именно исполнительная власть фактически стала использовать милицию в корыстных целях, абсолютно развратив тем самым милицейское руководство и поставив его над законом. Милиционеры вместо «ментов» появятся не раньше, чем сама власть на всех уровнях начнет щепетильно следовать букве и духу закона, не вовлекая силовиков в свои коммерческие или политические разборки с конкурентами. Иными словами, в рамках нынешней политической системы милиция не реформируема.

Денис Евсюков стал символом развращенности и вседозволенности российских силовых структур. Но кроме заслуженного наказания по закону этого конкретного майора милиции важно изменить саму атмосферу, в которой работает нынешняя российская милиция. Потому что пока она фактически защищает не закон от посягательств на него и не безопасность людей, а власть от закона. И это уже не вина, а беда российской милиции.