Пенсионный советник

Покончить с «басманным правосудием»

Пока решение ВС по делу Платона Лебедева выглядит как формальный кивок в сторону Европейского суда

«Газета.Ru» 23.12.2009, 16:22
ИТАР-ТАСС

Решение президиума ВС признать незаконным арест Платона Лебедева по первому «делу ЮКОСа» пока ничего не меняет для фигурантов самого одиозного процесса путинской эпохи. Но оставляет президенту шанс юридически корректно перевернуть одну из самых позорных страниц новейшей истории страны.

Президиум Верховного суда РФ признал незаконным арест экс-главы МФО МЕНАТЕП Платона Лебедева в рамках первого уголовного дела в отношении него и бывшего главы ЮКОСа Михаила Ходорковского. Причина вовсе не в прозрении судей относительно откровенно сфабрикованного характера этого, как и всех других, дела в отношении представителей некогда крупнейшей частной нефтяной компании, благополучно очутившейся под контролем ключевых фигур из окружения нынешнего премьер-министра России Владимира Путина. Решение суда принято в связи с постановлением Европейского суда по правам человека, признавшего нарушения в содержании г-на Лебедева под стражей.

«Президиум постановил возобновить производство по уголовному делу в отношении Лебедева ввиду новых обстоятельств. Постановление судьи Басманного районного суда от 3 июля 2003 года и кассационное определение Мосгорсуда отменить», — огласил решение один из судей президиума. Важно и то, что президиум Верховного суда рассматривал это дело по представлению председателя ВС Вячеслава Лебедева о пересмотре судебных решений в отношении Платона Лебедева в связи с решением Евросуда.

Вячеславу Лебедеву явно поступила политическая команда. Дело в том, что со времени вынесения этого решения в Страсбурге прошло полтора года — практически столько Дмитрий Медведев работает президентом России. Так что

сугубо правовой вердикт президиума Верховного суда, очевидно, является политическим: через полтора года российская власть все же решилась сделать маленький реверанс в сторону Страсбургского суда, пока никоим образом не ставя под сомнение оба «дела ЮКОСа» по существу.

К тому же в итоге президиум суда отменил лишь четыре из десяти постановлений, на которые жаловалась защита обвиняемого.

Решение президиума Верховного суда не может повлиять на содержание Платона Лебедева под стражей, поскольку он отбывает наказание по приговору по первому делу и при этом ему избрана мера пресечения по второму делу. В отношении Ходорковского Верховный суд вообще пока не рассматривал аналогичного представления. Однако теперь есть прецедент для признания незаконным — хотя бы по процессуальным основаниям — всего первого «дела ЮКОСа». А также возможность для Дмитрия Медведева обеспечить законное рассмотрение второго дела, которое, в таком случае, обречено на провал в суде.

Пересмотр «дел ЮКОСа» важен не только для исправления вопиющего беззакония в отношении конкретных фигурантов, что само по себе правильно и необходимо для цивилизованной страны, живущей по законам. И тем более не как способ политической мести.

Это исторический шанс для Дмитрия Медведева, пришедшего на свой пост (при всем том, что он является ставленником Владимира Путина и до сих пор не предъявил веских доказательств политической самостоятельности) под лозунгом становления правового сознания нации, доказать способность самой российской власти жить по закону.

Поскольку именно российская власть является главным источником правового нигилизма, откровенно попирая закон «по всему фронту» — от передела собственности и массовых бытовых преступлений силовиков против населения до изменения политической системы страны. Дела Ходорковского — Лебедева, Светланы Бахминой, Василия Алексаняна стали нарицательными для характеристики путинского обращения с правоохранительными органами, которые были превращены в инструмент передела бизнеса в пользу узкого круга приближенных к власти или занимающих официальные посты людей под политическим прикрытием главы государства.

При этом пересмотр всех «дел ЮКОСа» не просто способен направить российское государство в правовое пространство. Он еще станет мощнейшим сигналом элитам, что президент готов быть самостоятельной политической фигурой, отстаивающей иные политические принципы, чем его предшественник, человеком, способным перейти от риторических заявлений относительно необходимости модернизации страны к реальным действиям. Строго говоря,

«дела ЮКОСа» прямо наследуют гулаговским порядкам, а при таких порядках ненасильственная (именно это слово как ключевое выделил Дмитрий Медведев в своей статье «Россия, вперед!») модернизация страны невозможна в принципе.

Но пока решение президиума Верховного суда по первому делу Платона Лебедева выглядит лишь как формальный кивок в сторону Европейского суда по правам человека и вполне сочетается с другим жестом доброй воли: Дмитрий Медведев поручил Думе еще раз рассмотреть так называемый 14-й протокол, прописывающий реформу Страсбургского суда и позволяющий ему рассматривать дела более узким составом судей. Россия – единственная страна, не ратифицировавшая этот протокол, из-за чего он не может вступить в действие и ускорить работу ЕСПЧ. А заблокировала его ратификацию кремлевская администрация, поскольку Россия является главной проигрывающей стороной в ЕСПЧ — в силу все того же басманного правосудия.

Но судьба ЕСПЧ для судьбы России вторична по сравнению с пересмотром «дел ЮКОСа». Владимир Путин не оставил Дмитрию Медведеву другого выбора: жизнь и судьба Михаила Ходорковского, а также других фигурантов этого дела теперь в руках нынешнего российского президента. А от этих судеб, в свою очередь, напрямую зависит, какой будет сама Россия.