Учредитель России

За 13 месяцев работы в правительстве Гайдар создал на советском пепелище основы российской экономики

«Газета.Ru» 16.12.2009, 16:36
ИТАР-ТАСС

В истории их имена навсегда рядом — Бориса Ельцина и Егора Гайдара. Но теперь они оба, увы, только символы. Борис Ельцин учредил современную Россию политически, Егор Гайдар – экономически.

Неожиданная смерть Егора Гайдара, молодого еще 53-летнего человека, в сущности, ничего не меняет в его судьбе. Он давно успел до конца исполнить свою человеческую миссию, оказавшуюся не просто исторической, а всемирно-исторической: предотвратить кровавый голодный хаос на территории страны масштабов России, который неизбежно стал бы мировой проблемой. Он успел без тени позерства или самовосхваления описать эту миссию в своих книгах. Доходчиво объяснить, почему распалась советская империя, как приходилось принимать решения в условиях смуты («смутой» Егор Гайдар называл ситуацию, при которой не действуют никакие государственные институты), и почему

правителю иногда неизмеримо важнее быстро потратить свой политический капитал на непопулярные и необходимые решения, чем годами сохранять высокую популярность, ничего не меняя в жизни разрушающейся страны.

Преуспевающий 35-летний экономист и журналист согласился возглавить правительство страны, которой не было. У этой страны не было ни запасов продовольствия, ни золотовалютных резервов, ни армии с милицией. Он взял на себя бремя экономической власти и политической ответственности, не сопоставимое с ответственностью ни одного главы правительства в российской истории. У власти он был, по российским меркам, не просто недолго, а сущий миг. В ноябре 1991 года стал вице-премьером и министром финансов РСФСР. С февраля по апрель 1992 года занимал пост первого вице-премьера и министра финансов России. Со 2 апреля перестал быть министром финансов, оставшись первым вице-премьером. С 15 июня по 14 декабря 1992 года работал исполняющим обязанности премьера. VII съезд Советов народных депутатов (если кто не помнит, в России тогда был парламент, причем парламент в большинстве своем непримиримо оппозиционный президенту Борису Ельцину) не захотел утверждать Гайдара полноценным премьером.

За 13 месяцев работы в правительстве Гайдар со своей командой создал основы российской экономики на пепелище обанкротившегося политически, экономически и социально Советского Союза.

Советская власть привыкла держать цены в узде — ценой голода, порой принимавшего характер национальной катастрофы, и вечного дефицита продовольствия на необъятных просторах империи. Чтобы спасти страну и ее крупные города (на селе прокормиться все-таки чуть легче – земля родит), Егор Гайдар убедил Бориса Ельцина в необходимости отпустить цены, обеспечив тем самым России свободу торговли — основу основ нормальной экономики. Гиперинфляция, за которую Гайдара возненавидело большинство россиян, спасла их от голодной смерти. Появление в стране частной собственности обеспечило миллионам людей работу в ситуации, когда предшественники правительства Ельцина — Гайдара довели страну до буквального экономического краха.

Егор Гайдар формально не отвечал ни за что в стране с 15 декабря 1992 года: ровно 17 лет экономика живет без него. Просто сопоставьте: что сделал Егор Гайдар за 13 месяцев во власти при наличии критических для существования страны проблем и жесточайшей оппозиции и, например, премьер и президент Путин за 10 с половиной лет без оппозиции и в условиях, когда экономика к его приходу не просто пережила кризис августа 1998 года, но уже начала устойчиво расти.

Первые лица России в своих соболезнованиях синхронно сказали правильные слова о том, что Егор Гайдар мужественно принимал непопулярные решения и честно исполнял свой долг в переломную эпоху. Россия много, слишком много раз ломала себя через колено, уничтожая миллионы людей и доводя ситуацию до прямой гибели государства.

Егор Гайдар сделал все, чтобы переломных эпох в российской истории больше не было, чтобы власть перестала серийно калечить судьбы людей своей преступной и абсурдной политикой.

Мы меняем валюту, покупаем товары в магазинах и на рынках, имеем возможность свободно перемещаться по стране и по миру благодаря этому человеку. Ни одно правительство не может и не должно кормить народ — долг правительства создать условия, при которых люди могут заработать и прокормиться сами. Егор Гайдар в критически трудных условиях построил остов российской экономики, создал такие условия. «Патриоты», даже в день смерти этого человека захлебывающиеся от восторга и ненависти к нему (хотя вроде бы не по-православному, не по-христиански), должны осознавать: если бы не он, им просто нечего было бы любить. Разве что память о стране, называвшейся Российской империей, а потом СССР.

Лучшей памятью о Егоре Гайдаре станет такая власть и такое общество, которые больше никогда не поставят Россию на грань гибели.

А теперь просто почитайте, что писал Егор Тимурович Гайдар, внук двух детских писателей, о том, что приключается с государствами, где власть слишком настойчиво игнорирует человеческую природу и объективные законы экономики: «26-го февраля 1917 года практически никто в Петербурге не предполагал, что царский режим может рухнуть. Измениться – может, стать более либеральным – да, но чтобы рухнуть… В 1789 году, накануне взятия Бастилии, никто в Париже тоже не предполагал, что режим может рухнуть. Это было полной неожиданностью и для элиты, и для участников событий. Я думаю, что кто-то из вас хорошо помнит реалии утра 19 августа 1991-го года. Ваш покорный слуга совершенно не предполагал, что режим рухнет в течение следующих трех дней. Ничего в российской истории не давало оснований для подобного рода гипотез… Это действительно так происходит: в какой-то момент у авторитарного, не очень популярного режима вдруг не оказывается ни одного надежного полка. После этого он рушится, причем рушится стремительно…»