Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Говорит и показывает милиция

Конфликты внутри силовой структуры опасны для общества

Вадим Смирнов / youtube.ru
Российская милиция вступила в открытую стадию внутреннего разложения, остановить которое может только гражданская власть.

Скандал с разоблачающим милицейские нравы видеообращением майора УВД Новороссийска Алексея Дымовского к премьеру Путину и последовавшие вслед за этим скандальным видео события подтверждают:

российская милиция окончательно прогнила изнутри и собственными силами не реформируема. Ее предстоит реформировать извне. Причем независимо от того, говорил ли майор правду или оговаривал своих кристально честных начальников.

Милицейское начальство тут же уволило Дымовского, обвинив его в клевете еще до результатов служебной проверки. Заодно оно объявило его не вполне адекватным и сотрудничающим с западными правозащитными организациями — то есть неким «сумасшедшим шпионом». Ради защиты чести мундира комиссия МВД даже нашла бывшую супругу Дымовского Ирину, которая своими рассказами невольно еще сильнее дискредитировала образ милиции. Она назвала бывшего супруга «страшным человеком», который, будучи сотрудником службы по борьбе с незаконным оборотом наркотиков, сам выбивал взятки, а большую часть заработанных таким образом денег проигрывал в казино. Вся эта история тут же показала, насколько бессмысленны заявления высоких милицейских чинов, что майор должен был обращаться с рапортами о противозаконных действиях своих начальников в Департамент собственной безопасности МВД, а не к премьер-министру, то есть не выносить сор из избы.

Дымовского уже публично поддержали другие милиционеры, чьи откровения, по сути, несильно отличаются от тех, что обнародовал майор.

Причем тоже с «переходом на личности». На свою работу пожаловался сотрудник полка ДПС ГИБДД УВД ЦАО Москвы Вадим Смирнов, которого, по его словам, уволили со службы за вступление в профсоюз. Он, правда, опубликовал видеообращение не к верховным руководителям страны, а к начальнику московского ГУВД Владимиру Колокольцеву. К президенту России Дмитрию Медведеву через интернет обратился бывший майор милиции из Коми Михаил Евсеев. По его словам, в Республике Коми и, в частности, в Ухте, где служил майор, занимаются фабрикацией дел против невиновных граждан. Михаил Евсеев обращается к президенту, как к «гаранту сохранения прав и свобод граждан», и приводит конкретный случай, когда в прошлом году к пожизненному заключению были приговорены два человека за якобы совершенный ими поджог торгового центра.

Можно как угодно оценивать эти обращения, считать их проплаченной американскими неправительственными организациями кампанией по очернению российской милиции, обвинять авторов в душевных болезнях или профессиональных грехах. Но суть явления от этого не меняется:

милиция не просто имеет крайне негативный образ в глазах населения, милиционеры не просто совершают становящиеся резонансными преступления — сам институт милиции находится в состоянии внутреннего разложения уже по факту появления подобных обращений, не говоря уже о личном опыте тысяч российских граждан.

Фабрикация дел, взятки, пытки задержанных стали нормой, а не исключением из правил.

Именно поэтому государство должно отреагировать на все эти обращения. А еще потому, что в российских условиях любому мелкому силовику опасно для жизни публично критиковать свою структуру и что президент России сам провозгласил необходимость борьбы с коррупцией и участия в этой борьбе рядовых граждан. Кризис доверия людей к милиции как институту давно уже не новость. Но милиция не только не защищает рядовых граждан, в своем нынешнем состоянии она не может защитить и государство, ту самую верховную власть. Трудно даже предположить, как поведет себя такая коррумпированная, погрязшая во внутренних разборках милиция в условиях реальных беспорядков и социальных потрясений.

Президент Медведев в своем послании Федеральному собранию произнес вроде бы правильные слова: «Должны быть приняты самые энергичные меры для очищения рядов милиции и специальных служб от недостойных сотрудников. Таких следует предавать суду». Но в этих структурах давно уже существует круговая порука, и если война силовых структур с разоблачением друг друга в России еще возможна (она идет и периодически выливается в скандальные уголовные дела вроде дела Бульбова или «Трех китов»), то сама милиция в ее нынешнем виде никогда не справится с проблемой «очищения рядов». За ней нужен контроль гражданской власти, и сейчас по закону отвечающей за подбор милицейских начальников федерального, регионального и муниципального уровня.

Конфликты внутри любого гражданского ведомства неприятны, но не более того. Конфликты внутри силовой структуры, подавляющее большинство представителей которых по закону носит оружие, просто опасны.

Общество, конечно, способно помочь реформированию милиции, но лишь одним способом — выбирать таких руководителей страны, у которых хватит мужества и компетентности провести такую реформу. За реформу милиции отвечает государство и только оно.