Пенсионный советник

Родной протекционизм

Борьба с протекционизмом, как разновидность борьбы с коррупцией, сулит «много нам открытий чудных»

«Газета.Ru» 27.10.2009, 18:21
AbleStock.com/East News

Поднимая скользкую тему протекционизма, судьи Верховного суда вряд ли планировали сотрясать основы отечественной системы, построенной на расстановке своих людей по всей вертикали снизу доверху.

Павел Афанасьевич Фамусов, «управляющий в казенном месте», сегодня мог бы сесть в тюрьму. Сформулированный им

основной принцип российской чиновной жизни – «ну как не порадеть родному человечку!» — признан пленумом Верховного суда протекционизмом и попадает под статью 285 (злоупотребление должностными полномочиями) и статью 286 (превышение должностных полномочий) Уголовного кодекса РФ.

Поскольку грибоедовский герой злоупотреблял служебным положение сознательно и неоднократно («при мне служащие чужие очень редки;/ Все больше сестрины, свояченицы детки…», «…как станешь представлять к крестишку ли, к местечку, /Ну как не порадеть родному человечку!»), штрафом и смещением с должности он вряд ли бы отделался.

В разъясняющем судам применение 285-й и 286-й статей УК постановлении пленума ВС говорится, что под протекционизмом чиновников в данном случае понимается «незаконное оказание содействия в трудоустройстве, продвижении по службе, поощрении подчиненного, а также иное покровительство по службе, совершенное из корыстной или иной личной заинтересованности». К «иной личной заинтересованности» ВС РФ относит стремление чиновника извлечь выгоду неимущественного характера, обусловленное такими побуждениями, как «карьеризм, семейственность, желание приукрасить действительное положение, получить взаимную услугу, заручиться поддержкой в решении какого-либо вопроса, скрыть свою некомпетентность и так далее».

Постановление ВС можно было бы считать «бомбой», сенсацией, решением, которое изменит все устройство бюрократической жизни в стране, а значит, и жизни в стране вообще. Если бы не знать, насколько в правоприменительной практике вольно трактуются даже законы, не говоря уже о разъяснениях к ним. Ведь

если представить, что постановление о протекционизме стало бы руководством к действию, понервничать пришлось бы многим отнюдь не вымышленным персонажам. Трепет должен бы пойти по всей стране и по всей вертикали снизу доверху, туда и обратно.

Верховный суд, по сути, замахнулся на основы, ведь на радении «родному человечку» строится вся управленческая система страны. И «к местечку» от самого главного президентского до более скромного министерского у нас представляют исключительно «своих» людей». Это происходит по простому принципу: президент Путин назначил преемником своего коллегу по Петербургу Дмитрия Медведева. Дмитрий Медведев пролоббировал в главы Высшего арбитражного суда своего однокашника Антона Иванова, а став президентом, назначил министром юстиции другого однокашника — Александра Коновалова и т. д. и т. п.

Не все одноклассники, однокурсники и прочие друзья и знакомые действующего президента получили сановные портфели только потому, что большая часть из них ранее была роздана своим людям предыдущим президентом, а ныне всемогущим премьером Владимиром Путиным.

Обо всем этом не писал только ленивый. Но вряд ли, трактуя Уголовный кодекс и поднимая скользкую тему протекционизма и «выгод неимущественного характера», судьи Верховного суда рассчитывали на перемены в верхних слоях бюрократии. Например, на то, что протекционизмом будет признано назначение физика Чурова главой Центризбиркома.

Да и найти и доказать какие-либо попадающие под УК протекционистские нарушения в подобных случаях не представляется возможным. Ведь, к примеру, для того чтобы ставленник Путина Владимир Чуров стал главным по выборам, изменили федеральный закон, убрав оттуда запись об обязательности юридического образования для членов Центризбиркома.

Очевидно, что

постановление ВС «О судебной практике по делам о злоупотреблении служебными полномочиями» будет пущено в дело в отношении физиков, переквалифицировавшихся в юристы, или мебельщиков, ставших военачальниками, только в случае политической смены режима.

И ни в каком ином случае. С большой долей вероятности можно предположить, что никто не будет «шить» соответствующие статьи УК секретарю Совбеза (бывший глава ФСБ) Николаю Патрушеву, чей сын Андрей в 25 лет стал советником председателя совета директоров «Роснефти» Игоря Сечина (кстати, и «к крестишку» Патрушева-младшего приставили: в 2007 году президент Путин наградил 26-летнего советника орденом Почета «за достигнутые трудовые успехи и многолетнюю работу»). Или главе СВР, бывшему премьер-министру Михаилу Фрадкову, чей сын Петр в возрасте 26 лет в 2004 году стал заместителем генерального директора одной из крупнейших судоходных компаний страны – Дальневосточного морского пароходства. И уж, конечно, высокопоставленные родители никак не причастны к успешной карьере Кирилла Селезнева (член правления «Газпрома», генеральный директор ООО «Межрегионгаз», сын бывшего спикера Госдумы Геннадия Селезнева) или Сергея Иванова (младший сын вице-премьера, бывшего министра обороны Сергея Иванова, стал вице-президентом «Газпромбанка» в 24 года). О семейном тандеме Лужков — Батурина и говорить нечего. За любой намек на помощь московского мэра жениному бизнесу злопыхателей тащат в суд. И сомнительно, что решения московских судов станут иными после ознакомления с новым постановлением ВС.

Означает ли все сказанное, что пленум Верховного суда принял ничего не стоящую бумажку? Абсолютно нет.

Борьба с протекционизмом как разновидность борьбы с коррупцией сулит «много нам открытий чудных».

И наверняка уже совсем скоро со всех уголков нашей необъятной родины полетят сообщения о возбуждении уголовного дела по статьям 285, 286 в отношении виновных в протекционизме чиновников. И чьи-то сыновья, дочки и прочие «родные человечки» где-то лишатся своих теплых мест. Что не помешает другим друзьям и родственникам не попавших на крючок чиновников занимать свои кресла. И не уменьшит поток все новых вундеркиндов, готовых прямо со школьной скамьи командовать заводами, банками и пароходствами.

Протекционизм неистребим, как взятки. И как тотальная практика в нашей стране он исчезнет только в случае победы Великой антибюрократической революции. Ее же ничто не предвещает. Даже революционное по мысли постановление Верховного суда.