Налоги в кризисе

Соблазн лихорадочно заткнуть дыры в бюджете, оперативно увеличив налоговые ставки, будет велик

Brand X Pictures/East News
Предложение правительства, согласно которому дозволяется оперативно изменять налоги параллельно с рассмотрением федерального и региональных бюджетов на будущий год, помимо неудобств и потерь для бизнеса, может привести к сокращениям бюджетных доходов и к ослаблению контроля центра над регионами.

Антикризисные правительственные поправки в Бюджетный кодекс оказались вполне сенсационными. Кроме ожидаемого переноса срока внесения в Госдуму проекта федерального бюджета (а заодно и проекта Основных направлений единой государственной денежно-кредитной политики, предоставляемого Центробанком) на 2010 год с 26 августа на 1 октября законопроект содержит публично не обсуждавшуюся ранее новацию: изменять налоги можно будет вплоть до конца 2009 года. Оперативно менять налоговые правила смогут все уровни власти – от федеральной до региональной и местной. А действовать принятые в спешном порядке налоговые изменения начнут уже с 1 января 2010 года. То есть

бизнес может узнать о том, сколько и в каком порядке ему платить с 1 января, буквально под бой кремлевских курантов, получив новые налоговые ставки в качестве подарка под елочку.

И не факт, что этот подарок будет приятным – никаких письменных или хотя бы устных обязательств не повышать налоговую нагрузку власти пока не давали. И вряд ли дадут. Собственно, возможность править налоги одновременно с принятием бюджетов (а не верстать их на основании заранее утвержденных налоговых правил, как происходит сейчас) и предоставляется для того, чтобы властям всех уровней было проще свести концы с концами. И

если к зиме выяснится, что на некие чрезвычайно важные статьи не хватает денег, то дополнительные источники бюджетных доходов можно будет обеспечить буквально с ходу.

Такого не было даже после августовского кризиса 1998 года. Принятый в конце 98-го закон «О первоочередных мерах в области бюджетной и налоговой политики», при всей своей чрезвычайности, не замораживал действия базовых положений Бюджетного кодекса.

Этим революционным предложением правительство Путина фактически признает, что финансово-экономическая ситуация непредсказуема, несмотря на бесконечные оптимистические речи о близком выходе из кризисного туннеля, власти не очень понимают, даже в каком направлении находится его конец и откуда может забрезжить свет. И спрогнозировать дальнейшее развитие событий не в состоянии не только к концу лета, но, похоже, и к началу зимы. Далее вниз по вертикали – в регионах, на местах – все обстоит еще хуже. И коррекция налогов, а значит, бюджетов в режиме осеннего налогового «онлайна», очень кстати.

Кризисная чрезвычайность, возможно, оправдывала бы эту экзотическую правительственную меру. Если бы не одно «но». Можно заранее представить, как это будет происходить на практике.

Причем, если на федеральном уровне налоговому лоббизму, как со стороны желающих увеличить ставки, так и со стороны желающих их уменьшить, быть может, окажет сопротивление Минфин (это ответственное за сбор налогов ведомство, по идее, должно понимать опасные последствия резких колебаний налоговой нагрузки в условиях кризиса), то налоговый волюнтаризм на местах неизбежен. Уже испытывающие нарастающие финансовые проблемы региональные и местные власти будут исходить исключительно из сиюминутных бюджетных потребностей. И учитывая, что в тучные годы налоговые доходы были перераспределены в пользу федерального центра в ущерб регионам, а социальные расходы, напротив, были сброшены центром на места,

соблазн лихорадочно заткнуть дыры в бюджете, увеличив налоговые ставки, будет велик. И понятен.

Непонятно решение правительства об этой, пусть и временной (чрезвычайная правка налогов, согласно правительственным поправка в БК, предполагается только в этом году), «налоговой вольнице». Ее последствием станет ослабление бюджетной вертикали, что, в свою очередь, будет еще одним шагом к ослаблению контроля над регионами.

Еще одним следствием налогов, правленых «на коленке», может стать ослабление налоговой дисциплины, падения уровня собираемости налогов. Для бизнеса же, особенно малого, налоговая кризисная лихорадка власти может оказаться еще губительней, чем сам кризис.