Муки недееспособности

Модернизация обречена на провал, пока власть не научится доводить до конца конкретные проекты

Дмитрий Бадовский 19.06.2009, 10:39
ИТАР-ТАСС

Любые модернизационные проекты будут обречены на провал, пока власть не научится доводить до конца отдельные свои начинания – будь то введение топливного стандарта «Евро-3» или пенсионная реформа.

Если посмотреть на виды выхода России из кризиса и ее дальнейшие перспективы через призму государственных проектов и предположений, то будущее предстает в весьма лучезарном свете.

В России в ближайшие лет десять будет успешно диверсифицирована экономика. Расцветут инновации. Резко понизится энергозатратность производства и повысится производительность труда с мобильностью населения. Коррупция снизится, институты развития заработают в полную силу вместе с усовершенствованной судебной системой. Упадут административные барьеры, и задышит полной грудью малый бизнес. Возродится в полной мере наука. Улучшится здравоохранение. Появится массовое доступное жилье. Успешно завершится реформа образования, и состоится нормальная пенсионная реформа. Повысится среднедушевой ВВП, и укрепится средний класс.

Ну а сверх того, нальются силами ШОС, БРИК и ЕврАзЭС. Таможенный союз России, Белоруссии и Казахстана уверенно вступит в ВТО, если от нее, конечно, что-то останется. Рубль будет одной из резервных валют, в Москве поселится международный финансовый центр, а Олимпиада в Сочи к тому времени уже триумфально завершится и сохранится в памяти всего мира как образец для подражания. Впрочем, как образец недостижимый, сродни недавнему Евровидению. Самое интересное заключается в том, что

среди всего перечисленного нет ничего такого, что было бы в принципе невозможно. По крайней мере, теоретически законам природы и состоявшемуся опыту некоторых других обществ достижение большинства таких целей не противоречит.

Необходимы только… Правильно – политическая воля, последовательность действий и государственных решений, способность поставить четкие цели и добиваться их реализации, прилагая еще больше усилий и проявляя еще большую настойчивость, если задача трудная и решить ее не просто. Кстати, соответствующие заверения от власти, что все именно так и будет, что соответствующие качество и эффективность государства будут обеспечены, также звучат с завидной регулярностью.

На этом фоне существующие и в обществе, и в самой власти споры либерал-демократизаторов и сторонников авторитарно-мобилизационных идей по поводу модернизации страны (а перечисленные выше планы и проекты в основном являются именно составными частями обсуждаемого властью модернизационного проекта) действительно выглядят вопросом несколько второстепенным. Поскольку, что при демократии, что при самом что ни на есть авторитаризме, эффективность и качество государства оказываются вещью ключевой и необходимой для той самой модернизации. При авторитаризме эффективность и качество власти традиционно вообще выглядят единственным сколько-нибудь разумным инструментом модернизации и оправданием подобной модели, а при демократии только та же эффективность, качество и успешность действий власти, в конечном счете, позволяют побеждать в политической конкуренции.

Казалось бы, есть довольно большое согласие и в целях, и в понимании важности эффективности и политической воли. Однако в отличие от картинки перспективных планов и намерений,

некоторые тенденции в повседневном властном мышлении и государственном управлении мешают смотреть на «краткую историю будущего» российской модернизации с оптимизмом.

Вот, к примеру, остроактуальная и бурно обсуждаемая сегодня идея создания «плохого банка» для расчистки кризиса в экономике. Здесь действительно много споров и много различных аргументов «за» и «против». Однако характерно то, что едва ли не главным аргументом скептиков и противников этой идеи во власти является тезис о том, что такое решение проблемы есть довольно сложная институциональная и управленческая задача, в процессе реализации которой, к тому же, не избежать большой коррупции и мошенничества. Ну, а раз это сложно, всяческих злоупотреблений не избежать, а бороться с ними, подразумевается, видимо, невозможно или бесполезно, то и делать ничего не будем.

История про «плохой банк» — далеко не единственный пример в ряду подобного типа дискуссий.

Разговоры о том, что строить дороги и давать деньги на прочую инфраструктуру не надо, потому что все равно все разворуют, стали уже классикой жанра.

Аналогичным образом протекала недавно не менее напряженная дискуссия по поводу налогов. Что разговоры про НДС, что едва начавшееся обсуждение идеи возвращения к прогрессивной шкале подоходного налога – финальную точку в них, в конечном счете, поставил не только кризис, но и все те же неизбывные указания на то, что реформировать налоги сложно, может не получиться, платить перестанут, и можем ничего не собрать.

В конце прошлого года ожидаемо завершилась интрига с перспективой введения в России стандартов топлива не ниже «Евро-3» – сроки были отложены на два года под все те же «старые песни о главном» с привычным рефреном: не можем, не успеваем, не готовы. Между тем стандарты – простая как правда и предельно технологичная модернизационная мера, заставляющая развиваться, внедрять инновации, повышать все что можно и понижать все что нужно. Казалось бы, вот та точка, где и государство, и бизнес могут и должны не на словах, а на деле демонстрировать свои огромные волю, желание и усилия быть эффективными и современными. Но нет, проще еще раз все отложить и перенести. Причем никто не удивится, если и этот прошлогодний перенос введения топливного стандарта «Евро-3» окажется не последним.

Не прекращаются и даже усиливаются с приближением 1 июля споры по поводу игорных зон. Понятно, что здесь присутствует изрядный лоббистский интерес. Но вот сам ход обсуждения проблемы узнаваем.

То, что игорные зоны не создали, воспринимается как вещь вполне себе логичная и естественная – это была сложная задача, успеть было невозможно, напрягаться никто не хотел.

Да и вообще все чаще слышится, что с самого начала было весьма вероятно, что новая система не будет создана и не сработает. Плюс, само собой, лоббисты и коррупция, а с ними (и это повторяется в любой из подобного рода дискуссий) у нас ничего не сделаешь.

Ясно, что, из-за крайне серьезной общественной резонансности темы и способности ее повлиять на рейтинг власти, решение об ограничении игорного бизнеса пересмотрено не будет. Но сама

идея, что если что-то не получилось, или недоделали, или сделали кривовато, то надо все пересмотреть, отменить и затеять что-нибудь совсем другое – весьма живуча и всплывает в обсуждениях таких проблем сразу же и в первых рядах.

То же самое недавно наблюдалось применительно к пресловутой ЕГАИС, введенной для контроля над алкогольной продукцией. Там тоже все «криво и косо», много сложностей, проблем и всяческих нехороших вещей. Но любая идея доделать и довести систему до ума всегда будет менее популярной, чем предложение все взять и отменить, поскольку везде «мерзость и запустение», все равно ничего не работает и не получается сделать прозрачно, честно и правильно.

Проблема даже не в том, что во всех перечисленных случаях (а можно вспомнить и множество других) идет разговор и про сложность задачи, и про коррупцию, и про повсеместную неэффективность. Это чаще всего имеет место, и говорить об этом надо. Конечно, правда и то, что в ряде случаев аргументы подобного рода просто лежат на поверхности и уводят в сторону, а реальная логика принятия или непринятия решений, а также лоббистские игры вокруг них, могут быть несколько другими.

Действительно важная проблема возникает тогда, когда выясняется, что само государство с легкостью принимается говорить о том, что все равно ничего не получится и невозможно что-то сделать или из-за коррупции, или из-за сложности задачи, или еще по каким причинам непреодолимой силы.

Причем, когда представители власти режут эту «правду-матку», это даже самими чиновниками и всеми окружающими часто воспринимается позитивно, как свидетельство тонкого и глубокого понимания властью суровой реальности, а не как фактическое признание весьма скромной эффективности и дееспособности государства.

Но как же государство намерено достигнуть «зияющих высот» желаемой им модернизационной десятилетки, если любой такой долгий путь состоит из тысяч отдельных шагов и решений. А изрядная часть из них не делается, потому что «может не получиться», или перечеркивается, потому что «ну вы же понимаете, как все сложно».

Автор — заместитель директора Института социальных систем МГУ им. Ломоносова.