Слушать новости
Слушать новости

Коррупционный водоворот

Государство вовлекает в коррупционные отношения практически все население страны

Российская государственная машина работает на взятках и откатах, как автомобиль на бензине. И наперебой озвучиваемые чиновниками антикоррупционные меры останутся декоративными без коренного изменения политической и экономической системы в стране.

Круг государственных мужей, которым необходимо отчитываться о доходах и имуществе, растет день ото дня. Теперь к ним прибавляются милиционеры.

С будущего года сведения о доходах и имуществе будут представлять милиционеры и члены их семей (супруг или супруга и несовершеннолетние дети), сообщил глава департамента кадрового обеспечения МВД России Владимир Кикоть.

Он заметил, что, согласно антикоррупционному законодательству, «непредоставление сотрудником сведений или предоставление недостоверных, неполных или заведомо ложных сведений о доходах служит основанием для увольнения со службы или влечет применение иных мер юридической ответственности».

Едва ли эта мера реально снизит уровень коррупции в милиции. (К слову, председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев назвал милицию в числе наиболее коррумпированных органов власти.) Не так давно СМИ сообщали о ДТП в Москве с участием внедорожника Hammer, управлявшегося рядовым инспектором ГАИ «по доверенности». Можно не сомневаться, что в декларации об имуществе и доходах этого инспектора мы не увидим никакого Hammer – в лучшем случае в его владении обнаружится какая-нибудь древняя «шестерка». И юридически такая декларация окажется абсолютно достоверной — переписывать имущество на других люди, особенно причастные к государству, всегда умели превосходно.

Реальную цену имущественным декларациям российских чиновников весьма точно обозначил в интервью телеканалу РЕН ТВ Сергей Степашин, глава Счетной палаты, по логике полномочий — едва ли не единственного специализированного антикоррупционного госоргана в стране.

Комментируя декларацию президента Чечни Рамзана Кадырова (официально он владеет одной автомашиной «Жигули» и однокомнатной квартирой площадью 36 кв. метров), Степашин заявил, что на самом деле у Кадырова в собственности вся Чечня.

Не менее декларативными выглядят антикоррупционные инициативы министра юстиции Александра Коновалова, озвученные им на правительственном часе в Совете федерации. Он, кстати, резонно отказался от идеи сенаторов учредить «доски позора» для чиновников. Такие доски, по его мнению, учитывая отношение общества (честнее было бы сказать — государства) к коррупции, станут «досками почета или списками невинных жертв». Но предложения самого министра, к примеру, освободить судей от иммунитета на время проведения против них оперативно-розыскных действий или ввести ротацию прокуроров, обеспечивая их при переезде достойным жильем, не намного эффективнее. Нет никаких гарантий, что с судьями просто не будут сводить политические или коммерческие счеты. А прокурор, допустим, исправно обслуживавший исполнительную власть Москвы, при переезде в какой-нибудь Брянск, даже получив там хоромы, не будет столь же рьяно обслуживать местную власть или брать взятки — просто потому, что это общая норма поведения власти в России.

Коновалов признал, что коррупция в России имеет крайне изощренный механизм, используя сложные управленческие технологии и экономические схемы, а полицейская и судебная составляющие противодействия ей неэффективны.

«Решающим фактором в борьбе с коррупцией является состояние самого гражданского общества, которое у нас толерантно к коррупции и которое проявляет правовой нигилизм, а также не знает собственные права и обязанности, и эту инертность общественного сознания преодолевать крайне тяжело», — сказал министр. Тем самым действующий министр юстиции невольно призвал граждан к бунту против сложившейся в стране государственной системы. Потому что не быть толерантным к коррупции в сегодняшней России – значит стать прямым оппонентом всей системы власти, основанной на конвертации официальных полномочий чиновников и неофициальных связей с чиновниками в теневые доходы. Так государство вовлекает в коррупционный водоворот практически все население страны.

«Главное, в обществе должна быть воспитана ненависть к коррупции, и начинать надо с себя. К 1 августа будет готов проект закона об основах государственной политики в области правового просвещения и информирования граждан», — сообщил министр.

Конечно, с моральной точки зрения пропаганда среди населения отказа давать взятки при любых обстоятельствах совершенно безупречна. И правовое просвещение обывателей в современном мире тоже абсолютно необходимо. Но

если человеку жизненно важна услуга, а государство иначе чем за взятки ее не предоставляет, едва ли он будет использовать свое знание закона и месяцами добиваться справедливости в суде.

Радикальная реформа политического устройства России, причем реформа сверху — единственный путь если не к полной и окончательной победе над коррупцией, то, по крайней мере, к началу реальной борьбы с ней.

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть