Речь враждебного посола

В интервью Черномырдина нет ничего, что отличалось бы от его обычной манеры изъясняться

«Газета.Ru» 18.02.2009, 18:10
ИТАР-ТАСС

Скандал вокруг возможной высылки с Украины российского посла Виктора Черномырдина стал очередным звеном в цепи нескончаемых внутренних разборок украинской власти.

Министр иностранных дел Украины Владимир Огрызко подтвердил, что считает адекватным свое заявление в адрес российского посла Виктора Черномырдина. Накануне глава украинского МИДа вызвал Черномырдина, чтобы сообщить, что тот может быть объявлен persona non grata в связи с недружественными и недипломатичными комментариями в отношении украинского государства и его руководства.

По словам министра, его возмутило интервью Черномырдина «Комсомольской правде», в котором посол заявил, что украинское руководство «без мозгов».

«Нет порядка, когда посол в стране пребывания позволяет себе такие заявления. Если бы посол Украины в РФ (Константин) Грищенко позволил себе такое заявление, он бы был через десять минут в Киеве», — цитирует слова Огрызко украинское агентство УНИАН.

Любой, кто захочет прочитать интервью Черномырдина в «Комсомольской правде», не найдет в этом тексте ничего, что отличалось бы от обычной черномырдинской манеры изъясняться и от традиционной бульварной стилистики этой газеты. И черномырдинские характеристики: «С виду-то вроде нормальный мужик. Он такого склада – рисует, черепки собирает. Он может вокруг какого-то пенька часа три ходить, рассматривать его, фантазировать. Дома он там такое понасобирал – мельницы, жернова, до огромных! Ветряных мельниц в Киеве понаставил... И этот человек вдруг проявил себя вот таким. Никак на него не похоже. Ну, никак, вот убейте меня, не способен он на такое. Однако он делает. Кто-то помогает», — затруднительно воспринимать как уничижительную политическую оценку президента Украины.

Да и то, что Виктор Черномырдин — без пяти минут отставник, и Москва вот уже несколько месяцев ищет ему замену (которая, с большой долей вероятности, окажется для украинских властей не лучше, чем вполне добродушный Виктор Степанович), не является тайной и для Украины.

Истинный смысл резкой реакции МИДа Украины на газетные откровения посла России стоит искать в бесконечных внутриполитических разборках ведущих украинских политиков.

Эти разбирательства, взаимные обвинения и претензии напрягают уже не только население страны (по данным опроса общественного мнения, проведенного Киевским международным институтом социологии, за отставку президента Ющенко высказались 70,9%, за отставку премьер-министра Тимошенко выступили 43,1% опрошенных), но и западных партнеров, симпатизировавших «оранжевым» на заре их прихода к власти.

На фоне готовящихся переговоров правительства Украины (читай, Юлии Тимошенко) с Россией о предоставлении Киеву кредита (факт подготовки к этим переговорам только подтвердил первый замминистра финансов Украины Игорь Уманский), а также крайне низкого рейтинга Виктора Ющенко и его сторонников поиски внешнего врага и обвинения в сотрудничестве с ним становятся главным козырем политической борьбы. После заключения газовых контрактов представители президентской команды обвиняли Юлию Тимошенко в тайном сговоре с Россией. При этом сама Россия давно играет для части украинской политической элиты роль главного политического жупела – практически как США для России.

По риторике, желанию активно эксплуатировать образ внешнего врага во внутриполитических целях российские и украинские власти очень похожи друг на друга, при всем внешнем различии режимов двух стран.

Если Россия в ответ на скандал с послом откажется обсуждать предоставление Украине кредита, Виктор Ющенко будет чувствовать, что одержал хотя бы моральную победу над Юлией Тимошенко. А если переговоры будут идти, у президента появится возможность говорить, что Тимошенко пытается продать Украину России.

Внешняя однородность российской политической элиты на фоне раскола украинской не отменяет общего конъюнктурного использования образа внешнего врага. Другое дело, что, учитывая разные масштабы стран и наличие пророссийски настроенных регионов в Украине, а также российского Черноморского флота, любые агрессивные риторические выпады российских политиков в адрес Украины вполне могут быть использованы как аргументы в пользу нагнетания антироссийской истерии. Разница лишь в том, что Россия имеет некоторые рычаги влияния на Украину (разжигание сепаратизма в Крыму, возможность повтора там югоосетинского сценария), а Украина никоим образом не может повлиять на Россию.

Так что скандал с Виктором Черномырдиным стал лишь эпизодом непрекращающихся разборок внутри украинской власти. А язык, которым изъясняется Виктор Степанович, кажется даже интеллигентным по сравнению с отдельными заявлениями как украинских, так и российских политиков.