Патриотические высоты

Патриотизм в условиях современной России едва ли не самый ходовой товар

Армен Гаспарян 20.01.2009, 11:54
ИТАР-ТАСС

Патриотизм в условиях современной России едва ли не самый ходовой товар.

Российское общество трепетно хранит память о Великой Отечественной войне. Последние годы это едва ли не единственное, что объединяет всю страну. По крайней мере, об этом регулярно говорят с высоких трибун. И уж совершенно точно,

великая победа наряду с первым человеком в космосе является основой идеологической доктрины.

Ради нее Москва готова рассориться со всеми бывшими союзными республиками. Цель святая – отстоять память о миллионных жертвах. Но – недостижимая в принципе. Потому что, как и любой проект в современной России, заключается он лишь в громких призывах из Государственной думы и вызывает реакцию лишь у когорты профессиональных патриотов.

Они готовы без устали обличать Киев и Таллин на бюджетные средства. Ежегодно выпускать сотни книг, проводить десятки научно-практических конференций, снимать фильмы и создавать фонды. Жизнь кипит. От лозунгов и призывов никуда не скрыться. «Не трогать Бронзового солдата!». «Не дадим проводить парады легионеров войск СС!». «Не позволим пересматривать историю!». Несется над страной, как в старое доброе время, протяжный клич: «Даешь!». Дружно подхватывается многочисленными общественными организациями и частными лицами. Как сказали бы раньше, крепким союзом коммунистов и беспартийных.

А в это время в Ленинградской области решили устроить свалку. Действительно, почему бы не построить столь рентабельное производство в условиях глобального финансового кризиса? И все бы ничего, да только место не самое удачное выбрали. Синявские высоты. Если кто-то не знает, в годы Второй мировой войны там шли тяжелые и кровопролитные бои. Погибших советских солдат и офицеров, а это десятки тысяч человек, не хоронили. Тогда было некогда, потом – не было желания. Они до сих пор там лежат. И вот на их костях решили устроить свалку.

Ветеранские организации возмутились. Взялись писать открытые письма. Да только кто слушать-то будет? Их день – 9 мая. Тогда пусть и заявляют о грубейших нарушениях двух статей федерального закона и надругательствах над чувствами родственников погибших.

Если, конечно, найдут охотников до своих откровений. А до этого времени, в ознаменование 65-летия снятия Блокады, мусоровозы сделают немало рейсов к мемориалу. Распоряжение губернатора надо выполнять!

Профессиональные патриоты не обратили на этот вопиющий случай никакого внимания. Им некогда. Они ведут смертный бой с Ригой и Киевом. Отрабатывают те самые бюджетные средства. И, может быть, никто бы так и не узнал о варварском отношении к павшим, если бы не интеллигенция. Ее не смогли образумить ни красный террор, ни борьба с право-левым уклоном, ни приватизация. Она почему-то имеет особое мнение и норовит его высказывать. Всегда – не вовремя.

У «патриотов» тут же нашлось объяснение, почему интеллигенция вдруг оживилась: «интерес может быть вызван неким имущественно-земельным спором и щедро проплачен». В этой оценке нет ничего удивительного. Привыкшие все мерить величиной грантов и освоенных бюджетных средств просто не могут рассуждать иначе. Для них все определяется наличием государственного заказа.

Патриотизм не только последнее прибежище негодяев, по блестящему определению Оскара Уайльда, но и ходовой товар. В условиях современной России – едва ли не основной на рынке.

Именно напускным патриотизмом определяются истинные сыны родины. Это – один из основных результатов сталинской селекции.

Известный публицист русского зарубежья Иван Солоневич однажды заметил, что большевики активно культивируют новый управленческий класс. Людей без всякой совести и нравственности, готовых по приказу любимого генсека на любую мерзость. В будущем они непременно дадут о себе знать. Так и произошло. Для них десятки тысяч погибших на Синявских высотах – столь же далекое прошлое, как и татаро-монгольское иго. Они бы вообще не вспоминали про победу во Второй мировой войне, но необходимо выполнять пожелания руководства страны. А оно звучит предельно ясно: «Никому не отнять у нас великого подвига».

Действительно, никому не отнять. Мы сами оскверним его так, как не снилось самому лютому ненавистнику России. И сделаем это с особым цинизмом.

Я вовсе не удивлюсь, если узнаю, что мусоровозы украшают георгиевскими ленточками. В конце концов, на биотуалетах и водочных бутылках они уже появлялись.

Можно, конечно, обвинить совершивших эту мерзость в выполнении заказов Киева и Риги, но нужно ли? Не проще ли признаться самим себе: все произошедшее идеально укладывается в общую линию «Иванов, родства не помнящих».

Помните, как нас этому учил учебник «История СССР с древнейших времен до наших дней»? Нам объясняли, что до Октябрьской революции никакой жизни толком не было и это позорное прошлое лучше забыть. Мы так и сделали. Но логичным результатом этого стало и наплевательское отношение к истории в целом. Ярче всего это выражается в отношении к памяти павших.

Правительство Германии регулярно выделяет средства на похороны погибших немецких солдат во Второй мировой войне. Мы – строим на их костях свалку.

Общественность уже два года пытается добиться от российских властей установки памятников А. И. Деникину и И. А. Ильину. В ответ – тишина. Могилы истинных патриотов России, даже на чужбине бывших до последнего вздоха верными ей, удостоились лишь скромных деревянных крестов. Хотя хоронили их с государственными почестями. Политики считали за честь присутствовать на этой церемонии. Произносили пламенные речи и клялись выполнять заветы лидеров белой эмиграции. Теперь я понимаю, почему усилия оказались тщетными. «Никому не отнять у нас великого подвига».

Антон Иванович Деникин однажды очень правильно заметил: «Народ-богоносец, народ вселенского душевного склада, великий в своей простоте, правде, смирении, всепрощении – народ поистине христианский терял постепенно свой облик, подпадая под власть утробных, материальных интересов, в которых сам ли научился, его ли научили видеть единственную цель и смысл жизни».