Правый облом

«Правое дело» вряд ли примет участие в ближайших выборах

ИТАР-ТАСС
Электоральный бенефис «Правого дела», скорее всего, будет отложен на год. Даже кремлевскому проекту из-за бюрократических рогаток вряд ли удастся быстро зарегистрироваться.

В ближайшее время в регионах начнется избирательная кампания по выборам в региональные законодательные собрания, которые на этот раз пройдут 1 марта (положенное по закону «второе воскресенье» выпадает на 8 марта). В соответствии со статьей 10 федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации», решение о назначении выборов в орган государственной власти субъекта Российской Федерации должно быть принято не ранее чем за 100 дней и не позднее чем за 90 дней до дня голосования. Таким образом, уже с конца этой недели региональные парламенты (речь о 9 регионах — Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии, Татарстане, Хакасии, Архангельской, Брянской, Волгоградской, Владимирской области и Ненецком АО) будут принимать официальные решения о назначении выборов, и после их публикации в регионах начнется выдвижение кандидатов.

Принятие решения о назначении выборов является в своем роде «шлагбаумом»: выдвинуть своих кандидатов смогут только партии, имеющие на момент назначения выборов официально зарегистрированное в органах юстиции региональное отделение.

Партии, у которых отделений в регионе нет, могут выдвинуть кандидатов только решением федерального съезда.

Это означает, что заявления представителей новоиспеченной партии «Правое дело», созданной из кусков СПС, ДПР и «Гражданской силы», об активном участии в мартовских выборах, скорее всего, останутся надеждами, которым не суждено сбыться. Дело в том, что пока новый проект даже не стал партией, так как не получил регистрации в Минюсте. И вряд ли получит ее в ближайшие дни (а счет идет именно на дни). Регистрировать же региональные отделения в органах юстиции можно только после регистрации на федеральном уровне. А, как показывает опыт, зарегистрироваться на региональном уровне порой не менее сложно, чем на федеральном. Таким образом,

на момент назначения выборов в регионах вряд ли будут имеющие право на выдвижение кандидатов отделения «Правого дела».

Если же предположить, что каким-то невероятным образом партия на днях получит штамп Минюста, то все равно для участия в региональных выборах придется созывать федеральный съезд, про сбор которого пока нет и намеков. И насколько известно, оставшиеся без печатей правые активисты в отдельных данных регионах уже готовятся испытывать счастье как самовыдвиженцы. Получается, что

такой прекрасный повод для раскрутки нового проекта, как региональные выборы, правыми упущен, следующий же шанс будет только через год, на выборах в октябре 2009 года.

За это время многое может измениться, включая настроения в обществе, которые, не исключено, под влиянием кризиса станут гораздо более левыми (впрочем, у правых есть человек — Антон Баков — способный работать с озабоченным социальными проблемами электоратом).

Чуть больше шансов у правых «успеть» на мартовские муниципальные выборы – решение о назначении выборов в органы МСУ должно быть принято не ранее чем за 90 дней и не позднее чем за 80 дней до дня голосования). Но, конечно, региональные выборы, где конкурируют именно партии, намного важнее. Из наиболее значимых муниципальных выборов марта – выборы мэров Челябинска, Новосибирска, Читы, Мурманска, Благовещенска, Петропавловска-Камчатского, Смоленска.

Таким образом, правые оказались в ловушке, которую расставили себе сами. У них был выбор – или учредить партию «с нуля», просто переименовать одну из трех партий-предшественниц (и тогда не нужна новая регистрация партии и региональных организаций, а просто внесение изменений в устав). Именно так в свое время с формально юридической точки зрения появились на свет «Справедливая Россия» и «Патриоты России». Однако был выбран вариант учреждения партии заново. Скорее всего, соображения политической целесообразности были побеждены соображениями финансовой экономии. Вариант простого переименования одной из партий-учредительниц означал, что правым пришлось бы выплачивать долги за бесплатные эфиры и газетные площади в декабре 2007 года (по данным ЦИК, долг СПС составлял 158,81 млн рублей, ДПР — 161,01 млн, «Гражданской силы» — 168,42 млн). Означает ли это, что, давая добро на новый проект, покровители новой партии за кремлевскими стенами решили не тратить на него лишних денег – доподлинно известно только участникам переговоров.

Правда, в том, что правые не успевают на мартовские выборы, они виноваты только отчасти. Главная засада – в законе о политических партиях, который изначально писался таким образом, чтобы по нему никаких партий создать было нельзя в принципе.

Показательно, что с начала 2004 года ни один созданный с «нуля» новый проект так и не стал партией, не выдержав того или иного этапа изнурительной регистрационной эпопеи

(кстати, тоже очень затратной – это к вопросу о долгах — регистрации). Одна из самых больших сложностей заключается в том, что регистрирующие органы трактуют закон таким образом, что 50 тысяч членов партия должна предъявить сразу, а не по истечении шести месяцев после прохождения в Минюсте, которые даются на регистрацию отделений в региональных органах юстиции не менее половины регионов. То есть фактически «в партию можно вступать группами в составе не менее 50 тысяч человек». Учитывая, что на местах законных органов у партии до регистрации еще нет, это означает, что их всех необходимо принимать решениями высшего руководства партии, избранного на учредительном съезде партии. Как легко догадаться, принять через руководство партии в сжатые сроки 50 тысяч человек, оформить все юридически – задача не тривиальная.

В этом смысле ситуация с СПС и «Правым делом» печальна и показательна. Она демонстрирует, что политический процесс в стране полностью находится под государственным контролем и создать партию, не имеющую заведомого одобрения власти, невозможно. Но, даже имея принципиальное согласие на создание проекта неких высших государственных чиновников, инициаторы проекта оказываются лицом к лицу с нормами закона и всей обеспечивающей их выполнение нижестоящей исполнительной вертикалью. Последняя заточена под единственную цель – ничего не разрешать, никуда не пускать.

Количество степеней защиты власти от общества настолько превысило все разумные пределы, что даже проекту, получившему добро от самих властителей, оказывается не под силу их преодолеть.

Вряд ли эта история закончится как анекдот про недошедшую до финиша старую лошадь: «Ну, не смогла я, не смогла!» Скорее всего, партия регистрацию в итоге получит, только реализация нового проекта оказалась намного более трудной, чем изначально рассчитывали организаторы. Все это свидетельствует о негибкости, а местами и абсурдности созданной в стране системы. И вопросы регистрации партий — лишь один из примеров. Негибкость же институтов в условиях социально-экономического кризиса, имеющего тенденцию к углублению, вещь крайне опасная.