Китай уповает на Америку

Главной движущей силой мировой финансовой стабилизации в Пекине считают США

Василий Михеев 14.11.2008, 11:36
Фото автора

Китай будет бороться с мировым кризисом ударным развитием собственной экономики.

15-го ноября в Вашингтоне лидеры государств «Группы двадцати» обсудят совместные меры по преодолению мирового финансового кризиса. О том, что будут предлагать представители Китая, занимающего четвертое место в мире по объему ВВП и второе – по объему экспорта, в интервью «Газете.Ru — Комментарии» рассказал заведующий сектором экономики и политики Китая и Японии ИМЭМО РАН, член-корреспондент РАН Василий Михеев.

— На саммите стран «Группы двадцати» будет рассмотрена ситуация на финансовых рынках и в мировой экономике. Какой позиции на этом форуме будет придерживаться Китай?

— Китайская позиция будет базироваться на двух фундаментальных тезисах. С одной стороны, Китай готов к тесному взаимодействию с мировым сообществом в решении нынешних финансовых проблем и создании новой глобальной финансовой архитектуры. С другой,

главным своим вкладом в стабилизацию мировых финансовых рынков Китай считает поддержание внутренней стабильности и высокой динамики экономического развития в своей собственной стране.

Эта позиция, кстати, уже была озвучена в выступлении премьера КНР Вэнь Цзябао в конце октября на саммите АСЕМ.

— Страны Евросоюза выйдут на саммит «большой двадцатки» с общей программой преодоления глобального финансового кризиса. Дмитрий Медведев намерен озвучить оригинальные российские идеи по реформированию мировой финансовой архитектуры. Есть свои планы у США и у МВФ. Что предложит Китай?

— Скорее всего, Китай не станет выступать с собственной всесторонней программой глобальной финансовой реформы и будет строить свою стратегию на определении той степени, в которой ему целесообразно поддержать те или иные инициативы мировых лидеров – в зависимости от внутрикитайской ситуации.

Главной движущей силой мировой финансовой стабилизации в Пекине считают США, полагая, что в краткосрочном плане именно от Вашингтона, а не от коллективных действий других игроков зависит нормализация глобальных финансовых рынков.

Это связано как с тем, что США являются важнейшим для Китая экономическим и инновационным партнером, так и с тем, что несколько сотен миллиардов долларов китайских золотовалютных резервов вложены в американские казначейские облигации. В конце октября в телефонном разговоре с Джорджем Бушем Ху Цзиньтао выразил надежду, что принимаемые США стабилизационные меры «усилят доверие инвесторов, предотвратят дальнейшее развитие кризиса и обеспечат стабильность мировой экономики и финансовых рынков».

— Однако, хотя Китай и считает, что главную роль в стабилизации мировых финансов должны сыграть США, в конце октября КНР вместе с Японией и Южной Кореей приняли решение о создании регионального финансового регулятора вне рамок «большой семерки»…

- Да, действительно, было

принято решение о создании своего рода аналога сформированного «семеркой» в 1999 году Форума финансовой стабильности. Задача нового органа – осуществлять мониторинг региональных финансовых институтов, увеличивать их транспарентность и ужесточать правила их функционирования.

Три страны Северо-Восточной Азии предполагают распространить работу нового финансового регулятора и на Юго-Восточную Азию в формате «АСЕАН плюс Три».

Кстати, на предстоящем саммите, акцентируя национальный и региональный «уровни финансовой ответственности», Пекин выскажется и по глобальной реформе в пользу повышения роли развивающихся стран в работе международных финансовых институтов, усиления международного контроля над финансовым состоянием стран-эмитентов основных резервных валют, создания глобального финансового «механизма спасения».

— На саммите, очевидно, будет предложена не одна концепция новой архитектуры мировых финансов. Какая идея ближе Китаю?

— В реформировании мировой финансовой системы Китай будет отстаивать принцип поддержания «трех балансов»:

— между финансовыми инновациями и регулированием: развитие финансовых инноваций должно сопровождаться усилением финансового регулирования;

— между виртуальной и реальной экономикой: реальная экономика должна иметь приоритет, а виртуальная – обслуживать реальную;

— между сбережениями и потреблением.

Вэнь Цзябао уже говорил об этом на упоминавшемся мною октябрьском саммите АСЕМ.

— Вы сказали, что главным своим вкладом в стабилизацию мировых финансовых рынков Китай считает поддержание внутренней стабильности, и именно эта позиция будет положена в основу китайской позиции на саммите. О каких конкретных мерах идет речь?

— Это меры, направленные, прежде всего, на поддержание внутреннего спроса и ведущих экспортных отраслей:
— отказ от сложившейся в условиях «инвестиционного перегрева» политики сдерживания выдачи банковских кредитов;
— перераспределение банковского кредитования в пользу мелкого и среднего бизнеса путем усиления контроля над крупными инвестициями в инфраструктуру с одновременным ослаблением контроля над кредитами для мелких и средних предприятий;
— ускоренное сокращение экспортных налогов для трудоемких производств (одежда, игрушки, отдельные отрасли машиностроения);
— восстановление районов, пострадавших от землетрясения в провинции Сычуань.

— Можно ли говорить о том, что кризис подвиг Китай к более тесному взаимодействию с мировыми финансовыми центрами?.

— Да, и стратегически эта готовность представляется важной.

Практическое финансовое взаимодействие Китая и Запада содержит скрытый вызов России,

для которой принципиально стать не менее, а более чем Китай значимым для мирового сообщества партнером в разрешении глобальных кризисных ситуаций.

Беседовала Светлана Лолаева