Пенсионный советник

Судороги управления

«Не кошмарить» может в нашем климате означать только одно: не управлять

Сергей Шелин 20.08.2008, 14:34

Наше высшее начальство не реже раза в год радикально меняет свои воззрения насчет того, как быть с народным хозяйством.

Похоже, скоро его воззрения изменятся еще разок, сопровождаясь всем, что в таких случаях неизбежно: высочайше учиненными скандальными сценами, перетряской руководящего состава, дождем указов и постановлений, ну и, разумеется, перенаправлением денежных потоков.

В предыдущий раз такой всплеск случился, как вы помните, прошлой осенью, когда стало ясно, что инфляция выходит из берегов. Если выражаться точнее, то ясно это стало, конечно, пораньше, еще летом. Но ситуация должна была созреть. Весь коллектив принимающих решения должен был вернуться из отпусков, почитать статистику, а также и доклады служб, отслеживающих настроения народа, потолковать со знатоками, просто всласть поругаться между собой. Ну и после всего этого – поворачивать руль.

По совпадению, правительство Фрадкова тогда сменилось правительством Зубкова. И этот административный факт маркировал начало новой экономической эпохи – антиинфляционной. Запретили экспорт еды, заморозили розничные цены, замедлили увеличение государственных расходов.

Со временем начали даже толковать о полезности частного предпринимательства, вплоть до мелкого, и даже чуть ли не о желательности рыночной конкуренции. Но это, сами понимаете, не всерьез.

При всей симпатии к призывам «перестать кошмарить», их воплотить никак нельзя. Потому что «не кошмарить» может в нашем климате означать только одно: не управлять.

Так что же, начальство само себя демобилизует? Даже и представить смешно. А вот что у нас действительно возможно и даже, пожалуй, назрело, так это начать кошмарить по-новому и с другими целями.

С каждой неделей все больше поводов объявить инфляцию побежденной (вариант: меньшим злом) и назначить новое направление главного удара – спасение высоких темпов экономического роста, поставленных под вопрос антиинфляционными перегибами.

В июне промышленность топталась на месте. В июле чуть ожила, но трехпроцентный рост – это, конечно, не то, что мы согласимся терпеть. Тем более, в добывающих производствах и вовсе спад, а в строительстве — явные признаки его близости.

Для решения круто изменить курс нужно теперь немногое: еще пару порций такой же статистики да еще пару криков души наподобие письма Чемезова Путину о снижении НДС как единственном способе спасения суверенитета страны. Руководители нашего государства, только что спасшие этот суверенитет на ратных полях, уж, наверное, не пройдут мимо таких аргументов.

Вызовут на ковер начальников Минфина, МЭРа, Центробанка и прикажут, чтобы с завтрашнего дня был рост производства. Как прошлой осенью приказали, чтобы не было роста цен.

Экономически подкованный доброжелатель добавит, что как раз этого и требует наука: снижение инфляции (в этом июле по потребительскому индексу – вдвое против июля 2007-го), как и положено, охладило экономику. А теперь, когда рост цен утих, самое время ее подогреть, закачать в нее побольше денег – раздать субсидии корпорациям, уменьшить налоги, повысить зарплаты. И таким способом перевести хозяйство в галоп. Сам старик Кейнс не придрался бы.

Научность – это вообще наш пунктик. Взять только аптекарски выверенные финансовые и хозяйственные планы на три, пять, десять и пятнадцать лет вперед, заново пересочиняемые раз в квартал согласно меняющимся указаниям начальства.

Но что касается десятимесячной антиинфляционной кампании, то на тех участках, где ждали эффекта от специально придуманных мероприятий, ничего хорошего как раз и не дождались.

А там, где дождались, действовали совершенно другие силы. Нашим экономическим властям не подведомственные.

Потребительский индекс этим летом и точно стал лучше. Но исключительно из-за хорошего урожая, который послан все-таки свыше, а не из Минсельхоза. Еда временно перестала дорожать. Зато цены на непродовольственные товары и расценки на услуги росли и в июле в полтора-два раза быстрее, чем год назад. Что же до цен промышленных производителей, так они и вовсе прут вверх вдвое скорее потребительского индекса.

Но, может быть, это временно? Скажется ведь когда-нибудь, что денежная масса растет сейчас куда медленнее, чем в прошлом году? Правда, важнейший вклад в это достижение внес иностранный капитал. Точнее, резкое уменьшение его поступлений в нашу экономику. В первом полугодии разница между его притоком (46 млрд долл.) и оттоком (34 млрд долл.) была в несколько раз меньше, чем год назад.

В последнее время, впрочем, возникало опасение, что приток капитала опять начинает расти. Но операция в Закавказье одним махом ликвидировала эту угрозу: ввезенные деньги тут же шарахнулись обратно за границу. И можно было бы даже усмотреть в грузинской войне тонко задуманное Москвой антиинфляционное мероприятие, если бы не сознание того, что наши начальники – политики, разумеется, изощренные, но все-таки не Макиавелли.

Как бы то ни было, поскольку наша высшая власть может одновременно думать только одну экономическую мысль,

то мысль эта теперь, пожалуй, будет уже не о торможении инфляции, как еще вчера, а о новом убыстрении экономического роста.

Что означало бы возврат к курсу 2006-го – 2007-го годов, когда накачкой денег сначала подстегнули подъем производства, а потом – и гораздо сильнее – рост цен.

Возможно, предвкушение этого и заставляет Алексея Кудрина почти ежедневно выступать со скептическими прогнозами. Потому что во второй раз те же грабли ударят по лбу куда сильнее. Подхлестывание экономики по новому кругу – это еще большее огосударствление хозяйства, еще большее транжирство резервов и еще большее раскачивание финансов, и так теряющих устойчивость.

Российская экономика нуждается вовсе не в ускорении, а в лечении многочисленных антирыночных извращений, заработанных ею за последние годы.

Это достаточно очевидно, и ничто, конечно, не мешает властям повернуться к данной очевидности лицом. Но если это те власти, с которыми мы имели дело до сих пор, такое как-то трудно себе представить.

Автор — независимый обозреватель