Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Стратегическая утопия

В любой стратегии развития России сегодня не заинтересованы ни власть, ни народ.

«Газета.Ru» 11.08.2008, 17:04

Война с Грузией — яркое доказательство, что в России пока не пришло время строить планы развития на десятилетия вперед.

Стратегия развития страны до 2020 года, которая уже внесена в правительство и которая считалась «мирным планом Путина», изначально не подлежит реализации.

В день, когда Министерство финансов должно было внести в правительство 15-летний бюджетный план, российские войска начали принуждать к миру Грузию на ее территории. План, естественно, не внесли.

И даже если это произошло из-за его технической неготовности в самом Минфине, совершенно очевидно, что он сегодняшней России просто не нужен.

Политическая система страны такова, что политика никоим образом не опирается на интересы населения, даже если под влиянием ура-патриотической пропаганды большинству россиян и нравятся нынешние действия ее армии на территории чужого государства. Сам алгоритм принятия решений, а также публичное и сознательное обрушение национальной экономики представителями властной элиты (в этом смысле «операция по принуждению к миру» ничем не отличается от известных реплик премьер-министра в адрес группы компаний «Мечел») исключают возможности сколько-нибудь последовательной реализации любой экономической стратегии.

Какой может быть создан плацдарм для инновационного рывка к 2012 году, какая инновационная экономика может появиться в 2020-м, если Россия действует в логике известного анекдота: страна встала с колен и приступила ко второй стадии плана Путина — поставить на колени остальной мир.

Такая политика в принципе не предусматривает никакого поступательного экономического развития.

Ей, скорее, соответствует мобилизационная экономика советского образца, когда 75% промышленности работало исключительно на военно-промышленный комплекс.

Даже США при несопоставимых с Россией экономических ресурсах и уровне развития страны крайне дорого заплатили, и еще неизвестно, сколько заплатят за политику «великой империи добра». Не говоря о том, что США ведут подобные операции за тридевять земель от своих границ, тогда как Россия не просто на границах, но еще и в непосредственной близости от самых горячих точек на собственной карте. И рубль в отличие от доллара пока не мировая валюта, а Россия не просто не является международным финансовым центром (еще один план, на котором смело можно ставить жирный крест), но теперь вполне может стать глобальным пугалом для иностранных инвесторов.

Невозможно писать и тем более реализовывать никакие стратегические планы в стране,

где политика основана не на ценностях, законах и программе правящей партии, а на тактических интересах узкой группы не связанных ни с партиями, ни с населением правящих элит, где правила игры в одночасье переписываются в угоду этим интересам.

Такая политика по определению подразумевает постоянную угрозу дестабилизации обстановки в стране самой правящей элитой, что и происходило все последние годы — от дела ЮКОСа до дела «Мечела», от неожиданной череды внутрикорпоративных конфликтов, обрушивающих российский фондовый рынок, до сознательного провоцирования войны в непризнанных сепаратистских анклавах. У России ведь были силы и средства не допустить того, что случилось в Южной Осетии, но, видимо, самая влиятельная часть российской политической элиты сочла войну более выгодным для себя вариантом. Как это скажется на экономике страны, на уровне ее социального развития, разумеется, никто даже не думал.

Любые экономические стратегии при всех объективных трудностях долгосрочного планирования имеют шансы быть относительно полно реализованными только в странах, которые четко определились со своим местом в мире, адекватно соотносят свои амбиции с возможностями, имеют внятные представления о модели политического и экономического устройства, способной работать на достижение стратегических целей. Ни одного из этих условий в сегодняшней России не существует.

Это страна спонтанных и зачастую неадекватных реакций власти на окружающий мир,

без незыблемых экономических принципов и с практически отсутствующей легальной политической системой (ее заменяют, совершенно непонятный дуумвират правителей, квазипартия власти, квазипарламент и растерянные региональные элиты, не очень понимающие, кто именно сейчас правит страной). В такой стране власти легко начинать военные действия без оглядки на формальности вроде разрешения парламента (нынешний российский парламент, впрочем, одобрил бы и войну с собственным народом), но совершенно невозможно заниматься мирным устройством жизни. Население отсечено от участия в управлении страной, конфронтирующие властные элиты в борьбе друг с другом готовы действовать прямо в ущерб интересам страны и народа, при том что эти интересы даже толком и не сформулированы. Таким образом, в любой стратегии развития России сегодня не заинтересованы ни власть, ни народ.