Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Отмести сомнения

При всей неоднозначности репутации России за рубежом, иностранным специалистам работать в ней сегодня очень выгодно

ИТАР-ТАСС
Исключение топ-менеджеров из системы квотирования ФМС для иностранных работников никак не гарантирует им повышенного иммунитета от наездов, которым они могут быть подвержены в России.

Федеральная миграционная служба взялась успокаивать работающих в России иностранных специалистов, которые по понятным причинам с нарастающей тревогой следят за тем, как сказывается схватка отечественных слонов из «Альфы» и ТНК с заморским китом ВР на их собственных карьерах. Чиновник службы Олег Артамонов встретился с представителями Американской торговой палаты и порадовал мигрантов из западных стран несколькими смелыми прогнозами. Во-первых,

скоро управленцев высшего звена перестанут унижать, включая их в одни списки со всякими таджикскими дворниками и молдавскими строителями.

«Топ-менеджеры выводятся из рамок квотирования. Такой акт подготовлен и сейчас находится на утверждении», — сказал он. Так что теперь бизнес может свободно завозить в Россию сотни тысяч финансовых директоров, главных консультантов и прочих CEO.

Во-вторых, намечается некое деление на чистых и нечистых и на более низком уровне. Скоро будут рассматриваться заявки регионов на дополнительные квоты по импорту рабочей силы. Так вот, Артамонов пообещал, что дополнительная квота будет теперь «разбита на профессиональные квалификации», то есть и простым инженерам с Запада не придется напрямую конкурировать с чернорабочими с Востока за место под российским солнцем.

Надо полагать, что столь радикальные меры по невеликому, в общем-то, поводу призваны как-то развеять неприятные ощущения, которые могли возникнуть после ряда совпадений, когда конфликты отечественных и зарубежных партнеров по бизнесу совершенно случайно сопровождались претензиями, в частности, Федеральной миграционной службы к иностранным сотрудникам спорных предприятий.

ФМС как бы демонстрирует понимание нужд международного капитала и даже готовность обеспечить его VIP-сервисом.

Правда, в случае с конкретно взятым корпоративным конфликтом внутри ТНК-ВР этим VIP-сервисом воспользоваться не получится – для получения рабочей визы покинувшим Россию главе компании Роберту Дадли и техническим специалистам требуется согласие акционеров, а его пока не видно даже на горизонте. Впрочем, даже если бы Дадли вручили визу в обход правил – как британским футбольным фанатам весной – не факт, что он бросился бы за билетом в Москву. В условиях продолжающегося конфликта повторение неприятных совпадений, портящих жизнь высокопоставленному профессионалу, может быть обеспечено отнюдь не только ФМС, но и любой другой из многочисленных российских инстанций, наблюдающих за правопорядком. Но это, в конце концов, частный случай, а, в принципе,

новации, предлагаемые ФМС, по-видимому, призваны доказать, что общий климат улучшается. Происходит как бы либерализация.

В действительности, конечно, реверансы ФМС никак не гарантируют иностранным бизнесменам повышенного иммунитета от наездов, которым они могут быть подвержены в России. Выведение их из списка лиц, въезд которых в страну квотирован, конечно, почетно, но всего лишь освобождает от пусть и самой унизительной, но лишь одной из возможных причин для отказа в визе. А уверенности в том, что этот отказ мотивирован исключительно соображениями государственной безопасности, а не странными совпадениями с какими-то частными интересами внутри России, от этого не прибавится. Что же касается предполагаемого учета квалификации претендента на визу, так это настолько уместное и распространенное в мире решение, что просто странно, как оно не было принято в самом начале всей истории с квотированием миграции.

В принципе, каждая страна имеет право регулировать въезд на собственную территорию и предоставление права работать в ней в полном соответствии со своими национальными интересами. И главный вопрос в этой связи, который может возникнуть у иностранцев, – национальные это интересы или чьи-то частные. Сомнение в этом обычно возникает, когда у страны не очень хорошая репутация за рубежом.

Но тут есть одно обстоятельство –

при всей неоднозначности репутации России за рубежом, работать в ней на сегодняшний день настолько выгодно, что зарубежному капиталисту достаточно и жеста, сделанного российским чиновником, чтобы с облегчением воскликнуть: «А вы говорили!» — и рискнуть.

Судя по надбавкам, которые получают здесь иностранные специалисты, риск этот оценивается весьма высоко. А судя по их обилию в стране, игра стоит свеч.