Пенсионный советник

Межлексические столкновения

В скандалах вокруг статуса русского языка на Украине хороши политики обеих стран

«Газета.Ru» 22.07.2008, 17:26

Игры вокруг русского языка на Украине, которые ведут чиновники обеих стран, не помогают решать межэтнические проблемы. Зато с точки зрения пропаганды вопрос, давать бекмамбетовскую киноновинку в переводе или без, поинтереснее, чем проблема цен на газ и его транспортировку.

В скандалах вокруг статуса русского языка на Украине хороши, по-видимому, все задействованные стороны. Последняя история с угрозами украинского Национального совета по вопросам телевидения и радиовещания в адрес российских телеканалов вызывает массу вопросов, и ясно только одно — никто в ней не выглядит белым и пушистым. И далеко не факт, что участники ссоры вообще так уж сильно интересуются самим предметом, по поводу которого ругаются.

Национальный совет пожаловался своему украинскому МИДу, что «отдельные российские телеканалы» приписывают ему некие требования к провайдерам переводить российские программы на украинский.

Обвинив в распространении «непроверенной, тенденциозной, а часто и откровенно провокационной информации», в частности, канал ВГТРК «РТР-Планета» (распространяющийся за пределами России), национальный совет пригрозил «рассмотреть вопрос о правомерности присутствия таких зарубежных телеканалов в кабельных телесетях Украины».

Это на самом деле отголосок длившихся некоторое время пропагандистских и контрпропагандистских боев между донецкими и одесскими телекомпаниями (поддержанными, по-видимому, «РТР-Планетой») и киевскими властями, в ходе которых руководство телекомпаний сообщало, что его заставляют «адаптировать» транслируемые каналы к украинскому законодательству, и интерпретировало это условие как требование «перевести вещание на украинский». Потом выяснилось, что под «адаптацией» понимается соответствие Европейской конвенции о трансграничном телевидении, естественно, никакого перевода телевещания не предполагающее. Так что если по сути — «поздравляем соврамши». Но, с другой стороны, Россия эту самую конвенцию не подписывала, и ее каналы, соответственно, «неадаптированы». А значит, их можно постепенно изымать из информационного оборота, но по другому, не столь удобному для отечественных и восточно-украинских пропагандистов, поводу. Что и делается. То есть фактически выдавливание российского (а не просто русскоязычного, вроде RTVI) телевидения происходит, и еще как.

В чем-то похожей была история с требованием показывать кино в кинотеатрах только на украинском. Вал возмущения из-за требования «дублировать» фильмы был высок. По прочтении соответствующих документов выяснилось, что украинские власти понимают под дубляжом — это либо озвучание, либо субтитрование.

Ну и в чем тогда проблема? Идет себе какая-нибудь «9 рота» на русском с украинскими субтитрами, и идет. Но, во-первых, осадок от ругани все равно остается, а во-вторых, вышесказанное вовсе не отменяет подозрений в адрес украинских властей — похоже, они все-таки хотят вытеснить российскую культурную продукцию с доминирующих позиций, которые она там все еще занимает.

Вся эта пропаганда замечательна еще и тем, что направлена почти что только на единомышленников. Нужно сказать, что информационная составляющая иновещательных «дочек» отечественных телемонстров по своему качеству никак не может привлечь аудиторию, не испытывающую ежедневной потребности в порции ненависти к оппонентам. Исключением, разумеется, являются члены Национального совета по вопросам телевидения и радиовещания. Неудивительно, что их тянет обратиться куда-нибудь с жалобой — ведь их профессия заставляет их смотреть новости категории XXX.

Жалоба совета в свой МИД, и тем более, если МИД Украины на ее основании выскажет «фи» российскому, вызовут, без сомнения, гневную отповедь последнего.

Причем, скорее всего, отповедь будет не по предмету спора. Как, например, заявление МИД РФ в начале года (как раз по поводу фильмов), в котором оно негодовало не из-за репрессий против великой русской культуры, а из-за того, что Украина нарушает Европейскую хартию языков меньшинств, предусматривающую поощрение властями распространения кинопродукции на этих языках. Интересно, как донецкие, к примеру, относятся к тому, что их называют меньшинством?

К сожалению, все эти пропагандистские игры не только не помогают решать, безусловно, острые межэтнические и, если угодно, межлексические проблемы — они мифологизируют их и превращают в повод для драки в подворотне. Таково уж общее свойство пропаганды — она весьма пригодна для превращения сторонников пропагандиста в бойцов, но совершенно не способствует ведению разумных разговоров.