Хранители баланса

Минюст подтвердил линию на дальнейшее ужесточение действий власти в отношении общественных организаций

«Газета.Ru» 28.05.2008, 16:51

Новый министр юстиции Александр Коновалов призвал общественные организации и партии действовать в интересах граждан, но так, чтобы не мешать чиновникам и их «государственным» интересам.

Министр юстиции нового правительства Александр Коновалов разъяснил идеологию российской власти в отношении общественных организаций и политических партий. Сделал он это на заседании Совета министров стран СНГ в Минске. Расположение площадки до некоторой степени символично. Представителю российского руководства в белорусской столице легко выглядеть либералом – хотя бы на фоне партнеров по союзному государству.

Коновалов объявил о существовании «двух постулатов», определяющих «политику России в области создания условий для деятельности некоммерческих объединений».

По меньшей мере, один постулат, выдвинутый Коноваловым, действительно звучит музыкой для либерального уха: имеется «понимание того, что гражданское общество любой страны не может развиваться без активной и прозрачной деятельности общественных организаций».

Тезис, конечно, затасканный, не очень содержательный, и формулировка штампованная, но в ней можно услышать терпимость и даже благожелательность по отношению к активистам – правозащитникам, экологам и прочим.

Второй постулат носит характер строгого предписания, вполне приличествующего человеку в мундире: «деятельность общественных организаций ни в коем случае не может вредить правам и интересам граждан, нарушать баланс частных и государственных интересов».

Разбирая его, вышеупомянутые активисты могут впасть в уныние.

Правам граждан, конечно, ничто, включая деятельность общественников, вредить не должно. По крайней мере, пока они простираются до места, на котором начинаются права другого гражданина. Но с интересами граждан дело обстоит вовсе не так. Не стоило бы министру юстиции ставить рядом не только не сочетающиеся, но часто и противоречащие друг другу понятия.

Предписание же не нарушать «баланс частных и государственных интересов» (по какой-то причине именно интересы пришлись Коновалову по сердцу) и вовсе выглядит дико.

А чем, собственно, должны заниматься общественные организации? Нет, конечно, если они будут пунктуально выполнять все требования по регистрации и отчетности, это вполне может заполнить их рабочий график.

Но помимо этого им остается только организация драмкружков и физкультурных мероприятий.

Даже общественная инициатива по озеленению двора очевидно нарушает баланс интересов. Частных, поскольку может затронуть автовладельцев. Государственных, потому что это вторжение в компетенцию муниципальной власти.

Вероятно, «постулаты, определяющие политику», не вполне проработаны с теоретической точки зрения и, несмотря на высокий бюрократический стиль, страдают нелогичностью, свойственной устной речи. Но

в цифрах, приведенных Коноваловым, также содержится подтверждение линии на дальнейшее ужесточение действий власти в отношении общественных организаций.

За 2007 год, сказал министр, за нарушение законодательства им вынесено более 46 тысяч предупреждений, что в 3 раза больше, чем в 2006-м. «Я думаю, в нынешнем году и в последующие годы это количество будет возрастать», — пообещал Коновалов.

Страшно представить себе, как злонамеренны должны быть общественники, если допускают такое большое количество нарушений. Поэтому нужно привести типичный пример государственных претензий. Вот он. Правозащитное объединение «не соблюдало нормы собственного устава, в частности, не принимало решение об избрании членов Совета, нарушало периодичность проведения заседания Совета, с пропуском сроков представило документы о смене своего адреса и не зарегистрировало собственную символику». Вот на таких основаниях органы регистрации обращаются в суды с исками о роспуске НКО. И, что характерно, выигрывают процессы.

Все это, собственно говоря, далеко не новость. Просто

в России новый президент и новое правительство. Поэтому любопытно, будет ли что-нибудь новое по отношению, в частности, к общественникам. Теперь можно с уверенностью сказать – нет. Зато старого будет все больше.

Что уж тут говорить о политических партиях, сокращение числа которых министр с удовольствием приветствовал. Он, правда, отказался сказать, сколько их должно в итоге остаться: «не наше дело это определять». Зато дело чиновников – прописывать, что «по сути» является политическим объединением, а что нет. В этом намерении использовать категории политической философии ради сохранения «баланса в обществе и государстве» определенно есть величие замысла. В конце концов, опыт административного воплощения платоновского «правления философов» у страны-правопреемника СССР имеется. Осталось отточить формулировки.