Теневой инструмент

ИТАР-ТАСС
Коррупция не может постоянно быть единственной работающей в государстве системой регулирования.

Думский комитет по конституционному законодательству обсудил доклад о применении новых штрафов, с которым выступил заместитель начальника ГИБДД Владимир Кузин. Докладчик, в частности, говорил о том, что после введения новой системы наказаний количество нарушений снизилось. Пока нет достаточной независимой статистики, чтобы оспорить эти выводы, но можно принять за гипотезу, что состояние дел несколько улучшилось. В свою очередь, заместитель председателя комитета Госдумы по безопасности Геннадий Гудков заявил, что новая система привела к росту коррупции и отдельно взятые репрессивные меры без создания условий для нормального движения на дорогах не работают.

В этой дискуссии примечательно то, что, в сущности, правы обе стороны. Разумеется, странно было бы ожидать, что повышение штрафов не приведет к повышению суммы договорного откупа. И

ждать от сотрудников автоинспекции, что со вступлением новых правил они сохранят прежние тарифы отступных, а то и вовсе от них откажутся, было бы за пределами наивности.

Потому хотя бы, что от своих «отступных» ведь не отказываются их другие коллеги по МВД, чиновники, преподаватели вузов, сотрудники различных разрешительных и контролирующих органов. Почему именно ГИБДД вдруг должно отказаться от общероссийской схемы административного кормления — вопрос из области риторических.

С другой стороны, дисциплина и правосознание российских автолюбителей находится за пределами не то что европейских, но вообще трудно сформулировать каких представлений. Разумеется, не всех это касается, но удельный вес «адских водителей» все же сильно превышает разумную квоту. Частично, кстати, это происходит от многолетней возможности получить права без действительного приобретения необходимых навыков и практики. Частично – вообще от непривычки наших соотечественников считаться с правилами и с тем, что рядом с ними кто-то тоже едет (живет, работает, отдыхает и т.д.). Но факт остается фактом – дорожная дисциплина сильно нуждается в усилении. Разумеется, не одними штрафами этого можно добиться. Состояние дорог, часто просто издевательская организация дорожного движения со стороны ГИБДД (светофорные режимы, проездные маршруты, регулировка сложных участков) – все это мало способствует улучшению нравов издерганных трафиком водителей. Которым практически никогда не удается увидеть сотрудника автоинспекции, действительно пытающего помочь организовать движение в сложной ситуации, то есть за исполнением функции, для которой эта почтенная организация когда-то и создавалась.

Депутат Гудков, однако, безусловно, прав в том, что

из всего комплекса необходимых мер у нас легко реализуются только репрессивные.

Это не только проще и привычнее, но и наиболее органично отвечает именно сложившейся единой коррупционной системе взаимоотношений между регулирующими и регулируемыми.

На прошедшей на днях очередной презентации будущего президента, организованной в виде Гражданского форума (мастера культуры теперь определяются не просто своевременно, а вообще досрочно), в числе прочих мероприятий был презентован доклад Института общественного проектирования (как написали бы раньше – при ЦК КПСС) о коррупции. В докладе содержится вывод о том, что это явление пока все же не приняло масштабов критических для государства и, видимо, подлежит какому-то разумному регулированию.

Не будем спорить, тем более что на серьезные проблемы могут и должны существовать различные точки зрения. Более того, реальность нашей жизни такова, что коррупционные отношения сегодня объективно – единственная работающая без сбоев система практического осуществления государственной административной и экономической деятельности. Которая, заметим, поддерживается не только теми, кто от нее кормится, но и, в сущности, теми, кто ее кормит. Такой подход правомерен практически на всех уровнях существования системы. И разрушать ее резко – просто реально опасно.

Другое дело, что

даже постепенно менять условия, создающие благоприятные предпосылки для коррупции, на практике пока никто не собирается.

И удобство подобной ситуации особенно на нижнем уровне и для самих граждан (зачем реально учиться, соблюдать правила и законы, когда можно решить по-другому), и выгода для бенефициаров административного ресурса на всех уровнях — удобство все же не бесконечное. Потому что коррупция не может постоянно быть единственной работающей в государстве системой. Это действительно может стать критически опасным и иметь тяжелые системные последствия. И как бы всех это не устраивало пока, именно государство, а не его сознательные частично граждане, обязано своевременно вывести регулирование из тени.