Признание на три буквы

В день 90-летия ВЧК членам управляющей Россией чекистской корпорации есть чем гордиться.

Это то, что принято называть знаковым совпадением. Сегодня, 20 декабря, пусть пока не мир и даже не вся страна, но «чекистская корпорация» (определение главы Федеральной службы по наркоконтролю, генерал-полковника КГБ Виктора Черкесова) отмечает 90-летний юбилей ВЧК. Всероссийской чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией и саботажем, созданной постановлением Совета народных комиссаров — предтечи ОГПУ, НКВД, КГБ, ФСБ. Вчера, 19 декабря, американский журнал «Time» назвал «Человеком года» Владимира Путина, выходца из этой самой чекистской корпорации, а ныне пока президента России.

Возмущаясь выбором журналистов, один из кандидатов в президенты США от республиканской партии,

сенатор Джон Маккейн спародировал известное высказывание Джорджа Буша о российском лидере: «Я посмотрел ему в глаза и увидел там три буквы: К, Г и Б».

Редакцию «Time» заворожил не отблеск чекистской стали, но царственный взгляд василиска, обративший свободную, но неспокойную и слабую ельцинскую Россию в несвободную, зато стабильную и сильную страну.

Забавны не столько объяснения американцами причин своего выбора – эдакая смесь наивных, новолубочных, чисто обывательских представлений о процветающей России, стране волшебной нефтегазовой трубы, сорящих деньгами по всему миру богачей, с проглоченными без пережевывания клише путинской пропаганды о стабильности как главной потребности россиян, — сколько все те же оценочные совпадения. Американские журналисты, говоря о достижениях и заслугах Путина, если не текстуально, то по смыслу повторяют то, что думают, говорят и даже пишут выходцы из организации, зловещая аббревиатура которой до сих пор известна всему свету (майки с надписью «KGB» – едва ли не главный сувенир из России наравне с матрешками, водкой и хохломой).

Владимир Путин «поднял Россию из руин», спас ее от распада и окончательного превращения в отсталое государство – это декабрьский «Time». «Падая в бездну, постсоветское общество уцепилось за этот самый «чекистский» крюк… И все же мы помогли в конце концов удержать страну от окончательного падения. В этом один из смыслов эпохи Путина, в этом историческая заслуга президента России», — это октябрьский Виктор Черкесов в газете «Коммерсантъ».

Никакого плагиата. Просто

представления не о добре и зле, но о главном, важном, сущностном — совпали.

Выбор «человека года» делали не политики, а журналисты. Но профессиональный нюх позволил им уловить основной политический аромат, самый главный нюанс.

Важно не то, что человек из организации на три буквы, придя к власти, стал приводить граждан страны к общему, почти советскому идеологическому знаменателю, а то, что он вывел эту самую страну из нищеты, разброда и шатания к процветанию и порядку. И Бог с ними, правами человека, гражданскими свободами и прочими общечеловеческими ценностями.

Империя зла так же, как и преступные организации (в начале 90-х годов в обществе звучали призывы официально признать преступность КГБ), понятия относительные, а не абсолютные.

Иметь дело с предсказуемым в своей имперской сути Путиным, который копирует грозные образцы советских вождей (отчасти и того, кто первым попал на обложку «Time») и держит в узде свое нестабильное население, богат энергоресурсами, даже проще, чем с амбициозными и капризными демократическими реформаторами. Нынешняя Грузия и Украина так же, как и ельцинская Россия, наверняка, доставляют Белому Дому куда больше хлопот, чем Россия путинская.

Признание Путина – это и очередное признание самости, особенности России. Страны, которая лучше всего управляется твердой рукой.

Вовсе не «хороший парень», с точки зрения западной политической культуры, Путин – лучший парень для этой странной России.

Страны, любящей и алчущей исключительно царей. Пусть и формально выборных.

Признание Путина – это и признание, причем теперь и международное, заслуг взрастившей его чекистской корпорации. В день 90-летия ВЧК «корпоративным» членам есть чем гордиться. Если даже рядовые (Путин, если не брать в расчет политическую карьеру, когда Ельцин поставил его, ничем не выдающегося подполковника КГБ, руководить всем этим ведомством) так лихо управляют государством, то спасено оно точно исключительно их, чекистскими, заслугами.

И ФСБ – КГБ – НКВД – ОГПУ — ВЧК наконец, уже должно быть названо организацией года.

Просто нужно слегка переформулировать пояснение «Time» к увенчанию Путина как признание той самой силы, которая так давно и так серьезно меняет мир.

Журнал с тремя знаменитыми буквами на обложке и статьей о противоречивой, но выдающейся роли КГБ в мировой истории придется очень кстати к уже скорому столетнему юбилею этого рокового «крючка» России.