Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Обходной закон

Нежелание власти и общества соблюдать правовые нормы подрывает государственные устои

«Газета.Ru» 21.11.2007, 17:31

Нежелание власти и общества соблюдать правовые нормы подрывает государственные устои.

После того как конституционный и не отмененный пока порядок смены власти перестал рассматриваться, как единственно возможный, соответствие Конституции всех нескончаемых предложений по сохранению статус-кво вообще вышло за рамки обсуждения. Логическим продолжением этого более чем странного, с юридической точки зрения, процесса стало столь же легкое отношение всех участников предвыборных действий ко всему остальному законодательству. В частности, запрещающему высокопоставленным чиновникам использовать свое служебное положение для политической агитации и пропаганды. Столь же юридически неприемлемой выглядит подмена одной формы волеизъявления – выборов — на другую – референдум, даже на уровне формального заявления лиц, обреченных государственной властью.

Проблема в том, что приятная привычка не обращать внимания на законодательство вполне может остаться и после выборов, особенно учитывая, сколь исторически благодатна для этого российская почва.

Опасность удваивается тем обстоятельством, что правовой нигилизм равноприемлем и властью, и обществом, что никак не укрепляет государственные устои в целом.

Попытки оставить президента России у власти любой ценой в обход Конституции опасны тем, что предметом консенсуса провластной элиты и молчаливого большинства общества становится нарушение основных законов страны. А отказ общества и власти от соблюдения законов неизбежно подрывает сами государственные устои.

На форуме сторонников «Единой России» в «Лужниках» приехавший туда первый номер списка партии власти президент Владимир Путин прямо нарушил закон об агитации — он открыто призвал голосовать за «Единую Россию». Едва ли фразу г-на Путина: «Второго декабря в значительной степени решается судьба страны. Обязательно приходите на выборы и голосуйте за «Единую Россию», — даже самые поднаторевшие в казуистике члены Центризбиркома или Верховного суда могут не счесть агитацией.

Между тем, действующий президент не имеет права, по закону, агитировать за конкретную партию. Этим правом Путин обладал бы, как кандидат в депутаты, если бы ушел в предвыборный отпуск.

Впрочем, эти претензии, как и раздававшиеся накануне форума из стана разных партий заявления о готовности оспаривать в ЦИК законность форума в «Лужниках», если он не будет официально оплачен из избирательного фонда «ЕР», весьма наивны. Проблема куда глубже.

За четыре месяца до президентских выборов страна так и не знает не только фамилий людей, которые могут реально претендовать на пост главы государства, но и то, каким образом будут проводиться выборы.

Неясно, что будет с самим институтом президентства, если Владимир Путин все-таки уйдет с этого поста, но сохранит «контрольный пакет» власти в любом из качеств: национального лидера, главы парламентского большинства или премьер-министра. Однако главным содержанием организованных властью публичных упражнений стало именно сохранение Путина во главе страны. Причем единственный существующий в настоящий момент законный вариант развития событий — смена президента в связи с окончанием срока конституционных полномочий нынешнего — не обсуждается в принципе.

Обсуждаются только способы обойти действующее законодательство или нарушить его суть, не преступив «буквы закона».

Например, даже высокопоставленные представители власти открыто рассуждают о том, что Путин мог бы сейчас или сразу после думских выборов уйти в отставку с поста президента, чтобы 2 марта баллотироваться уже не на «третий срок подряд». Тогда пару месяцев и. о. президента, по Конституции, поработал бы премьер-министр Виктор Зубков, а 2 марта Путин шел бы в президенты, как кандидат от уже имеющей конституционное большинство в новом парламенте «Единой России». Среди других экзотических вариантов — выдвижение в президенты первой леди, попытки юридически узаконить институт «национального лидера» и т.п.

С точки зрения реальной, а не мнимой политической стабильности, под которой главные авторы всего этого антиконституционного «креатива» понимают исключительно сохранение своих кормушек, лучше было бы просто поправить Конституцию, узаконив пожизненное президентство или хотя бы третий срок подряд. Потому что если ни власть, ни общество ни во что не ставят писаные законы своей страны, они ни во что не ставят правовые основы государства.

Такое пренебрежительное отношение к закону не может действовать только на период «судьбоносной» выборной кампании, оно автоматически распространяется и на «всю оставшуюся жизнь».

Причем в истории России, при всех традициях демонстративного проявления верноподданности и попытках власти заставить любить себя силой, всегда бытовало прямо-таки анархистское пренебрежение к законам. На уровне мысли оно выражалось формулой «мораль выше права», на уровне действия — постоянным произволом по отношению к гражданам «сверху» и акциями террора против госчиновников и царя, а также молчаливого саботажа распоряжений власти «снизу».

Это кажется, что обойдешь закон ради бессрочного сохранения во власти «всенародно любимого гаранта» — и ничего не случится.

Если закон можно обойти один раз — его можно обходить всегда. Если его можно обойти в отношении одного человека — его можно обойти в отношении всех людей.

Сейчас модная в пору горбачевской перестройки максима о строительстве в России «правового государства» прочно забыта. Между тем, именно правового государства, основанного на законах, а не на причудливой смеси «разборок по понятиям» и отстаивания любой ценой коммерческих интересов элит, в России никогда не существовало. Во многом именно поэтому здесь так трудно отдавать власть. Недаром же на форуме своих сторонников в «Лужниках» президент Путин впервые открыто осуждал 90-е и 80-е годы и людей, правивших страной тогда. Мысль о вероятности так называемого олигархического реванша 90-х озвучена была несколько ранее околокремлевскими политтехнологами, которым, к слову, в те годы жилось совсем не худо. Но у них, при всех гигиенических проблемах восприятия озвученных слоганов, работа такая. А вот сам президент, как никто другой, должен предвидеть, что будут говорить про него, когда он, наконец, перестанет быть властителем. Но дело не в речах. А в упорном нежелании власти и общества жить по закону. Хотя только законы, а вовсе не безмерно популярные пожизненные президенты и не верноподданнический креатив, и делают государство государством.