Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Нашли мы деньги? Хорошо. Но проблема так не решается

Cмягчающие временные меры создают иллюзию, что система может и дальше функционировать

Игорь Николаев 18.07.2007, 12:27

Система пенсионного страхования должна, пускай не сразу, а в перспективе, обеспечивать бездефицитность.

Обсуждение перспектив пенсионных накоплений продолжает интервью, которое дал «Газете.Ru-Комментарии» директор департамента стратегического анализа ФБК Игорь Николаев. Эксперт убежден, что нынешнее решение проблем пенсий не отвечает требованиям системности.

— Игорь Алексеевич, государственные компании занимают все больше, какими могут быть последствия такой политики, как государство может снизить свои риски?

— Наращивание долгов государственных компаний таит в себе те же опасности, что и любое чрезмерное наращивание долгов. Возрастает риск невозврата. Пока его ещё нельзя назвать значительным, но ведь важна тенденция. А если она сохранится, то через некоторое время ситуацию можно будет характеризовать как весьма тревожную. Ну а последствия невозврата долгов тоже известны — банкротство.

Государство в такой ситуации может или усложнить процедуры банкротства для своих предприятий, или переломить тенденцию к наращиванию долгов, постепенно снизив их объём до не вызывающего беспокойства уровня.

Первый путь представляется очень удобным. Искушение пойти по нему велико. Но он и опасен, потому что, если госкомпания получает дополнительную страховку от возможности банкротства, это провоцирует и дальше наращивать долги. Проблема, скорее всего, будет только усугубляться.

— Насколько оправданно решение об усложнении процедуры банкротства «Роснефти»?

— На мой взгляд, не совсем оправдано, и я практически уже ранее ответил, почему так считаю. К сказанному могу добавить, что когда принимается решение по усложнению процедуры банкротства, то становится не очень понятным, как это соответствует статье 8 Конституции Российской Федерации, которая гласит, что у нас в стране признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности. Где здесь «равным образом»?

— В чем логика размещение средств стабилизационного фонда в акциях крупнейших российских компаний и каковы возможные опасности такого решения?

— Ну логика-то тут вполне очевидная: приумножить средства стабфонда и оживить, придать дополнительный импульс росту рынка. Главный риск, по моему мнению, — мы вновь можем разогреть фондовый рынок, и это вновь будет спекулятивный рост, как в 2006 году.

В такой ситуации инвестиции во всё возрастающем объёме будут идти не в основной капитал, а в финансовые вложения.

А это будет тормозить экономический рост, который теснейшим образом связан с динамикой инвестиций в основной капитал и имеет совсем не очевидную связь со спекулятивным ростом фондового рынка.

— Произошло ли качественное изменение статуса госкомпаний в российской экономике?

— Да, статус изменился. Инвесторы, частные компании и другие субъекты экономики учитывают особое внимание государства к собственным компаниям. Однако здесь необходимо учитывать одно обстоятельство. Когда государство финансово значительно окрепло, когда у него есть соответствующие возможности, тогда этот особый статус — благо для них. Если же ситуация изменится, понизится и статус. Таким образом, наделение особым статусом госкомпаний — благо относительное.

— Нужно ли сохранять долю государства в крупнейших компаниях или приватизировать их?

— Вообще-то, я за то, чтобы приватизация была максимально широкой и полной. Другое дело, что при определении того, что должно остаться государству, должно учитываться множество факторов: обязательное, по-видимому, присутствие государства в компаниях инфраструктурного типа, на предприятиях оборонного комплекса; степень привлекательности для частного бизнеса тех или иных секторов экономики и т. д. Необходимо учитывать и менталитет. Большинство из нас пока ещё выходцы из советского прошлого, когда государство было в ответе за всё. Кстати, и поэтому государства у нас пока ещё так много. Ничего, время будет идти, менталитет изменится.

— Сейчас условия для приватизации выглядят очень благоприятными. Есть ли смысл в предложении начать постепенную приватизацию, а средства от продажи акций направлять фонд, из которого будет финансироваться пенсионная система? Что, по мнению высказавшего это предложение Егора Гайдара, позволит преодолеть проблему двойного платежа, возникающую при переходе от распределительной системы к накопительной? Каковы плюсы и минусы подобной программы?

— Так можно сказать, что мы и пользуемся сегодня этими благоприятными условиями. Выход государственных «Роснефти», Сбербанка и ВТБ на IPO — это и есть приватизация публичного характера, которая позволяет оставлять средства тем структурам, которые проводят размещения. Вы же говорите о предложениях по классическому типу приватизации. Государство распродаёт свои активы, а вырученные средства направляет на достижение каких-то целей.

Заговорили вот о том, что таким образом надо попытаться решить проблему дефицита Пенсионного фонда. Мне такое предложение не очень импонирует. И вот почему.

На какое-то время мы, конечно, найдём таким образом деньги для латания дыр в Пенсионном фонде. А дальше что?

Проблема дефицитности пенсионной системы носит системный характер. Следовательно, и решать её требуется на комплексной, системной основе. Было бы ошибочным полагать, что трудности связаны только с переходом от распределительной системы к накопительной. Кстати, в какой-то части распределительная система будет существовать всегда. Никто ведь не говорит, что в перспективе не должно быть страховой части, которая у нас мало чем отличается от распределительной. Значит, неверно решение проблемы видеть только в привлечении на какое-то время дополнительных ресурсов.

Без системного подхода к решению проблемы дефицитности пенсионной системы не обойтись

— Деньги от приватизации пополнят фонд, и пенсионная система будет финансироваться за счет процентов полученных от размещения средств фонда.

— Это не системное решение. Я поясню, что, на мой взгляд, является системным, комплексным решением проблемы дефицитности пенсионного фонда. Решение заключается в конструировании такой системы пенсионного страхования, которая бы обеспечивала, пускай не сразу, а в перспективе, бездефицитность.

Если решение состоит в том, чтобы найти деньги, вложить их, чтобы давать доход, то оно не отвечает требованиям системности.

— Это ведь не решение проблемы пенсий, а проблемы двойного платежа, когда работающие люди должны и копить себе на старость, и платить нынешним пенсионерам.

— Проблема двойного платежа останется всегда. Не только потому, что нынешние страховой платежи мало чем отличаются от обязательных платежей, позволяющих функционировать распределительной системе. Государство всегда будет выплачивать пенсию, которая не будет зависеть от того, сколько и как работал человек и работал ли он вообще. А это значит, что эту часть будут формировать работающие. Конечно, объем перераспределения будет гораздо меньше, чем сейчас. Хотя проблемы как таковой не будет, но двойной платеж останется.

Так что проблема может быть смягчена на какое-то время.

Но меня смущают смягчающие, временные меры. Они создают иллюзию, что система может и дальше функционировать.

Нашли мы деньги? Хорошо. Обеспечили процентный доход? Еще лучше. Но проблема так не решается. Она смягчается, и через какой-то период мы будем вынуждены системно подойти к ее решению. Когда же решение откладывается, то принять его будет еще сложнее.

Беседовал Евгений Натаров