Идущие в мэры приветствуют тебя

Чтобы убрать управителя самого захудалого городишки, придется чиркать не одним пером

«Газета.Ru» 29.03.2007, 18:19

Профессия градоначальника, несмотря на повышенные риски, становится все более популярной.

Незавидный финал мэрской карьеры Евгения Ищенко, который вместо благоустройства всего города Волгограда вот уже 10 месяцев оснащает душевым и спортивным инвентарем городскую тюрьму, нисколько не отпугивает желающих попытать счастья на майских выборах городского головы. На предвыборный старт вышли два десятка человек, причем ради сомнительного «журавля» в политическом небе трое претендентов без сожаления расстались с «синицей в руках» — партийным билетом «Единой России». Они были исключены за неподчинение решению партии о единороссовском кандидате.

Впрочем, политика политикой, а бизнес бизнесом. Членство в главной партии страны само по себе ничего не дает. Того же Ищенко единороссы исключили из своих рядов (несмотря на его громкие протесты и апелляцию к партийному руководству), как только стало известно о заведенном на него уголовном деле. Жаждущим получить в управление городские ресурсы анафема партийных товарищей не страшна. Их не останавливает даже тревожная статистика, свидетельствующая о повышенной опасности профессии мэра: по самому приблизительному подсчету, более двадцати градоначальников находятся под следствием, некоторые из них уже сидят.

Вот лишь некоторые из сидельцев и арестантов: мэр одного ЗАТО в Челябинской области и его коллега из подмосковного Подольска (оба уголовных дела относятся еще к 2005 году), мэры сибирского Томска и уже упоминавшегося Волгограда.

Еще не утихли страсти вокруг недавнего ареста головы Владивостока, а сегодня пришло сообщение о задержании мэра города Красноармейска в Московской области. Число антимэрских уголовных дел в последние два года растет буквально в геометрической прогрессии.

Начальникам российских городов и городков в качестве профессионального девиза уже впору выбрать знаменитые слова одного из героев «Бриллиантовой руки»: «Спокойно, Козлодоев, сядем усе…».

Пока же если не всем, то очень многим хотелось бы сесть в какое-нибудь кресло городского главы. Это на данный момент единственное опасное, но в то же время удивительно привлекательное (как игрушка с острыми краями для ребенка) место, на которое можно попасть в результате народного волеизъявления. Конечно, и правильная его организация стоит недешево, но все же добиться цели через выборы для многих проще, чем получить назначение сверху. Возможно, кстати, мэров, выбираемых, а не назначаемых, как губернаторов областей и президентов республик (с 2005 года), потому и начали так часто сажать, что снять выборное лицо нельзя. Хотя закон и предусматривает процедуру временного отстранения мэров, например, за бюджетные нарушения, она довольно сложна и запутана. Это любого назначенного губернатора от питерской хозяйки Валентины Матвиенко (в прошлом году избранная в 2003-м Матвиенко досрочно сложила полномочия и была вновь переназначена) до нижегородского москвича Валерия Шанцева можно лишить полномочий одним росчерком одного пера.

Чтобы убрать управителя самого захудалого городишки, придется чиркать не одним пером. Главные же и лучшие писатели позднепутинской эпохи — прокуроры.

Другой и, наверное, более важный, чем выборность, мотив, заставляющий десятки людей сражаться за мэрское кресло любыми способами, иногда вплоть до убийства (в октябре 2006 года накануне второго тура голосования по выборам мэра Дальнегорска был убит фаворит гонки Дмитрий Фотьянов) — очевидная капиталоемкость этой должности. Если главу администрации небольшого Красноармейска взяли с поличным на получении взятки в 9 миллионов долларов за подписание дополнительных соглашений о пролонгации инвестиционного контракта по жилищному строительству, то можно представить, какими суммами могут оперировать те, кто распоряжаются земельными угодьями и прочими ресурсами больших городов. Сколько, хотя бы приблизительно, могла бы стоить подпись московского градоначальника на документах, позволяющих построить очередной торгово-развлекательный и театрально-деловой центр даже не на гектарах, а на золотых сантиметрах земли в центре московской столицы?

Кто, за что и почем берет, в нашей стране разбирается суд, как известно, самый справедливый в мире. И невозможно облыжно обвинять в корысти застроившего или застраивающего, кажется, уже каждый клочок в пределах Садового кольца Юрия Лужкова. Здания вонзаются в тело города уже вопреки хоть каким то рациональным соображениям, не говоря уж о хоть сколько-нибудь внятной градостроительной политике. Недавно стартовал очередной инвестиционный проект, по которому некая неизвестная строительная фирма подряжается соорудить известному режиссеру Олегу Табакову новое здание «Табакерки». Повесив этот культурный объект на дефицитный городской бюджет, инвестор получит в свое полное владение многие тысячи торгово-офисных метров и подземных гаражей, возведя их на придомовой территории одного из жилых домов, относящихся к исторической городской застройке. Но при таких даже провинциальных расценках на разрешительные документы возникает вопрос, нужно ли утруждать себя работой мэрским женам и прочим родственникам?

А они, как показывает практика, трудятся, не покладая рук. Не только первая бизнес-вумен России, супруга московского головы Елена Батурина, не стала отсиживаться на кухне и пустилась в переменчивое деловое море. Но и, к примеру, теща того же Евгения Ищенко оказалась женщиной с деловой хваткой. Но если Елена Батурина сама возбуждает и выигрывает судебные иски, то Елена Атт была осуждена за свою бизнес-деятельность на два года колонии общего режима (позже суд смягчил наказание признавшей вину и раскаивавшейся теще до двух лет условного срока). С другой стороны, кто не рискует, тот не занимается бизнесом. В том числе и таким рисковым, как работа мэром.

Высокий конкурс среди претендентов (и не только в Волгограде) показывает, что несмотря на опасности овчинка все же стоит выделки.

Тем, кто смело идет в мэры, полная сума кажется ближе гипотетически возможной тюрьмы.