Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Война гробокопателей

22.01.2007, 12:23
Георгий Бовт

Если война с памятниками, даже «чужими», становится едва ли не главной темой внутренней политики страны — это значит, что у ее элиты большие проблемы по части комплекса неполноценности. Чего-то они там с нами — я эстонцев, конечно, в данном случае имею в виду, а не наших любителей переписывать историю в угоду текущему моменту, — не довоевали, не довыливали ушаты помоев на «русских варваров-оккупантов».

Они столь давно, столь последовательно, столь уперто и даже истово воюют с символами советской эпохи, что уже впору начать сочувствовать такой политической убогости и мелочности. Нету, видимо, других у людей достойных внимания проблем в жизни. — Тут я, опять же, не про нас…

Похоже, что это уже не лечится ничем. Похоже, что уже сам по себе процесс войны с советскими идолами доставляет иным тамошним парламентариям истинное наслаждение. Вот примут очередной какой закон о сносе или перемещении куда-нибудь на задворки памятников погибшим советским солдатам — и с удовольствием наблюдают, как потом возмущаются и кипятятся, брызгая «имперской слюной», российские думцы. И чем больше те кипятятся, тем больше наслаждения доставляют горячим эстонским политикам. Им просто нравится нас доводить.

И нам тут не надо тешить себя никакими иллюзиями: по этому вопросу с представителями нынешнего политического поколения эстонских политиков нам никогда не договориться. Мы можем делать сколько угодно грозных заявлений. Мы можем заявить им бесчисленное множество всяческих протестов. Мы можем обложить их всевозможными санкциями и начать суетливо искать нарушения санитарно-эпидемиологических норм в ликере «Ванна Таллин» (вот специально с одним «н» будем писать слово «Таллинн» тоже). А если уж мы начнем искать нарушение санитарных норм, то, уверяю вас, непременно найдем. Главсанврач Онищенко на этом деле не одну собаку съел и еще съест столько, сколько ему прикажут.

Мы можем даже начать ловить на улицах немногочисленных этнических эстонцев и успешно находить в их документах следы злостного нарушения паспортно-визового режима. И депортировать их с позором на спортивных самолетах (на более вместительные воздушные суда эстонцев не наберется), и показывать сей процесс по федеральным каналам в прайм-тайме, сопровождая ура-патриотическими комментариями.

Но мне лично кажется, что начни мы все это проделывать, мы станем унижаться перед теми, кто пытается унизить нас, воюя с тенями тех, кто полвека назад честно сражался и честно погиб без всякой задней мысли насчет надобности оккупировать маленькую, но гордую Эстонию.

И мне кажется, что нам надо сделать так, чтобы быть выше этого. И чтобы все поняли, что мы можем, что мы способны как нация быть выше этого. Только так можно дать понять, что пытаться нас унизить именно тем способом, чтобы разрушать советские (имея в виду, что они — именно русские) памятники, уже бесполезно. Потому что на обострение чужих комплексов неполноценности мы не отвечаем обострением своих собственных.

Мы можем ведь просто взять и за свой счет, не сотрясая воздух пустопорожними протестами, перезахоронить прах погибших на своей земле. С почестями и покаянием за чужой срам и чужую злопамятную мелочность. Причем сделать это не на бюджетные или даже олигархические (богатеньким буратинам легко можно было бы вменить посодействовать деньгами в порядке частно-государственного партнерства и дабы сгладить впечатление о вакхических приключениях Куршевеля), а именно на собранные добровольные народные пожертвования. Куда полезнее было бы и с точки зрения улучшения имиджа нации, и с точки зрения оздоровления ее духа ради ее самой, чем нанимать дорогостоящих западных пиарщиков прославлять «Газпром» или тратиться на 24-часовое пропагандистское вещание Russia Today.

А на церемонию перезахоронения стоит великодушно пригласить, скажем, эстонского президента или премьера. Пусть им будет приятно удостовериться, что не только нога, но и прах русского солдата больше не покоится в их земле.
Мы же просто будем выше этого.