Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Мучители пьяных
(с)котов

20.11.2006, 11:18
Георгий Бовт

Тот, кто придумал новую цену на водку, наверняка в детстве мучил кошек. Он распинал их поперек железнодорожного полотна в ожидании проезжающего поезда, кидал в костер и совершенно точно отрезал им хвосты по частям. Потому что установление минимальной легальной цены на бутылку водки в 63 рубля, что недавно сделало правительство, – это именно отрезание хвоста по частям.

Для кого и для чего это сделано?

Разумеется, как всегда, декларируются благие цели. Мол, народ травится суррогатами, стеклоочистителями и пятновыводителями, а посему алкашам надо пойти навстречу и удовлетворить их ненасытный спрос хоть и дешевой, но не смертельной продукцией. (Чтобы они умирали от пьянства дольше?)

Удивительная все-таки тяга российских правителей угождать быдлу в одной отдельно взятой сфере порой поражает. То есть ему (народу, в смысле) можно не платить зарплат и пенсий, соответствующих приемлемому в начале ХХI века уровню жизни, его можно держать за лохов во всем, что касается политики и общественной жизни, а также незабвенного телевидения. Но как только доходит до «святого» — до водки, правители словно млеют. Или, напротив, они в последний момент спохватываются и понимают, что лучше пусть плебс пьет, чем права качает? По-своему второе – это даже смекалисто.

63 рубля за бутылку – это как раз из разряда «пусть они лучше пьют». Потому как такая цена есть не что иное, как сознательное и планомерное спаивание населения. В советские времена бутылка водки, помнится, стоила 3 рубля 62 копейки, потом 4 рубля 12 копеек. Это было более чем в 30 раз дороже буханки хлеба и более чем 10 дороже литра молока. В сравнении с поездкой в метро (5 копеек) соотношение было меньше, чем 1:70. Билет в кино стоил от 10 копеек в сельском клубе до 20 или чуть больше копеек в городском кинотеатре. Сегодня со стоимостью водки в 63 рубля может сравниться разве что самый дешевый билет в кино для социально депрессивных слоев населения на утренний сеанс. Хлеб дешевле максимум в четыре раза, молоко – хорошо если в два-три. На метро проехаться за эти деньги удастся лишь четыре раза. Правда, останется сдача.

Если же пытаться приблизиться сколько-нибудь к советским пропорциям (а у нас ведь сейчас все советское снова в ностальгической моде, не так ли?), то бутылка самой дешевой водки никак не должна стоить дешевле 300-350 рублей. Потому что по крайней мере нужно сделать так, что, чтобы ее выпить, на нее надо хоть сколько-нибудь заработать. А заработков меньше 63 рублей в день сегодня сыскать при всей нищете все же трудно (если, конечно, есть хоть какое-то желание заработать). Водка не является и не должна являться товаром первой необходимости, на нее не должны распространяться социальные цены, она не должна быть непременно доступной всем без различия их доходов и платежеспособности.

«Но тогда они будут пить стеклоочиститель», — гуманистически возопит в ответ на это, приспустив тонированное стекло А-8, какой-нибудь представитель «единой и справедливой» власти.

Да, это трагично, но, увы, ситуацию не спасти водкой по 63 рубля. Как не спасти и тех, кто уже устойчиво перешел на стеклоочиститель, кто уже ни при каких условиях не будет удваивать ВВП и не будет (не способен) осуществлять инновационный прорыв, кажется, все более безнадежно отстающей державы. И, нажравшись дряни, загромождает собой коридоры провинциальных больниц с диагнозом «токсический гепатит». Между прочим, они там лежат на наши налоги. А им надо в хоспис, содержащийся на деньги частных милосердных благотворителей. Или Русской православной церкви. Ей, кажется, не повредят новые благотворительные программы.
Но с какой, собственно, стати государственная политика должна ориентироваться на то, чтобы алкашам было по цене приемлемо нажираться дешевого пойла каждый божий день? Можно еще начать социальное пособие выдавать – на опохмел. Чего они, в самом деле, по утрам мучаются-то? Вон где-нибудь в Голландии наркоманам, дабы ломку облегчить, что-то там даже в аптеках прописывают. Можно и у нас начать.

Однако ж «единые и справедливые» политиканы продолжают делать вид, что и политика, и государственная власть у нас как бы «всенародна». Что у нее, нынешней, «как бы» рыночной и «еще более как бы» демократической нет такого понятия, как «социальная база власти», которая отнюдь не предполагает отражение интересов всех без исключения слоев населения. Более того, не обязана она в равной степени отражать интересы всех слоев населения и уж тем более не обязана она все время выдерживать этот фальшиво-извинительный тон по отношению ко всяким иждивенцам, алкашам и опустившимся маргиналам, которые по-прежнему думают, что великая держава им все должна на халяву, а они за это – никому и ничего.

Пора бы перестать механически копировать на нынешнюю жизнь ту «всенародность», что годилась для имперской монархии и советского тоталитаризма. Пора бы признать, что вовсе не обязательно уже даже и пытаться мобилизовать в эту жизнь тех, кто туда все равно не мобилизуется. Те, кто пьет стеклоочиститель, уже точно нет. Им не может быть по пути с остальным обществом, потому что они уже давно на обочине. Но это не значит, что все прочие непременно должны стоять и ждать, пока они там в своей вонючей канаве протрезвеют.