Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Спелись

04.09.2006, 11:15
Георгий Бовт

Вот, допустим, вам все офонарело, решили вы все бросить и идти торговать на рынке. На обычном московском рынке. Так вот, даже если вы – тщедушная бабуля, собирающаяся наварить бабла на соленых огурчиках или моченой капустке, то это вовсе не значит, что вам не надо на рынке «прописаться». Картинки такие можно наблюдать на любом из подобных московских заведений: ходят, знаете ли, такие дядьки по рядам (вовсе даже не азербайджанской наружности) и собирают с бабулек мзду. Они, видя мытаря издалека, с готовностью готовят известную им (и мытарю, разумеется) сумму. Это не санэпидемстанция, не пожарный надзор и даже не милиция. Те собирают свое централизованно и по рядам суетливо на шастают. В данном случае. В случае ведения бизнеса покрупнее ведра моченой капусты приходят, проявляя индивидуальный подход, и они. Таковы правила. Таков бизнес-кодекс лужковской Москвы. Да и не только ее.

Певица Мадонна, конечно, это вам не бабка с солеными огурцами. Но ее размах, всемирная известность и даже эротизм (на любителя, конечно) – это вовсе не повод, чтобы делать для нее исключение. И уж тем более не повод, чтобы делать исключение для каких-то малоизвестных в московском мире шоу-бизнеса (и вообще в московском мире) питерских выскочек из агентства NCA.

Ах вы, голубчики, хотите привезти в Москву американскую певичку, не спросившись и не посоветовавшись, как надо? Ну-ну...

Питерские, изначально не желавшие, видимо, сильно делиться с московскими высокопоставленными крышевателями всего и всяческого бизнеса, пожлобились и подключили ФГУП с магическим названием Кремль в качестве генерального партнера организаторов гастролей Мадонны лишь за два месяца до ее приезда. Хотя известно, что для получения высочайшего разрешения московских властей на подобные публичные мероприятия нужно месяца четыре, если, конечно, сам Владимир Владимирович не соизволит кого-нибудь лично пригласить попеть и потанцевать под окнами его кремлевского кабинета.

Но это был не тот случай.

Поэтому у организаторов с самого начала стали возникать проблемы буквально на ровном месте.

Например, сразу стало как-то неясно, где Мадонне петь. Поскольку президент Путин о личной встрече с Мадонной не договаривался, то ни на Васильевском спуске, ни тем более близ храма Василия Блаженного (как посчастливилось удостоенному аудиенции с Путиным Полу Маккартни) места поп-диве не нашлось.

На Воробьевых горах хотите, господа из Санкт-Петербурга? Там не так уж давно по приглашению московских властей и совершенно бесплатно для слушателей устраивал свое лазерное шоу Жан-Мишель Жарр. Однако на сей раз совершенно как-то вдруг выяснилось, что на Воробьевых горах петь Мадонне никак нельзя, потому как милиция не сможет обеспечить безопасность. В случае с Жан-Мишелем Жарром смогла, а теперь ну никак. Так, вы знаете, бывает с московскими милиционерами: в одной ситуации они как бы смотрят сквозь тебя, а в другой начинают смотреть как-то особенно в твоих деньгах заинтересованно. И в зависимости от их взгляда (или команды «фас!») одна и та же ситуация может для вас обернуться как совсем ничем, так и заламыванием рук, составлением протокола, подбрасыванием в карман грамма героина или написанием рапорта о том, как вы пытались выхватить из его кобуры пистолет, дабы оказать сопротивление при задержании.

С Воробьевых гор, не спев ни куплета, Мадонна переместилась в Тушино. Дескать, можно было бы и в «Лужниках», но там, оказывается, должен состояться важный футбольный матч. Затем вспомнили, что в Тушинe пару лет назад во время рок-концерта террористка-смертница взорвала 15 человек. Мол, неприлично Мадонне петь в таком месте.

Потом вспомнили, что неприлично ей будет вообще петь 11 сентября, ибо именно в этот день пять лет назад в Нью-Йорке в двух небоскребах погибли более 3 тыс. человек. Концерт перенесли на 12 сентября. На эту дату вроде бы и стадион «Лужники» освободился. Все? Как бы не так.

Чтобы еще раз устроить показательный геморрой организаторам, а заодно и зрителям, осмелившимся купить билеты на концерт, устраиваемый питерскими выскочками, решили организовать унизительную процедуру обмена билетов. Мало того что они в свое время продавались только в одном месте (не договорились с ведущими билетными агентствами) и были почти на корню раскуплены спекулянтами (а систему продажи билетов в Москве никто не «крышует» — вы же в это верите, не так ли?), так теперь вместо обычной для таких случаев во всем мире практики признания старых билетов действительными для перенесенного концерта задумали организовать давку еще раз.

Все это, кстати сказать, происходит спустя всего каких-то пару недель после того, как мэр Лужков анонсировал масштабную программу (ценой 27 млн зелеными) улучшения образа Москвы за границей. Неплохой запев, надо признать. Размах воистину церетелиевский. Если уж на ком показывать этим сукиным западным детям, какие мы белые, блин, да пушистые, то лучше всего на примере величины типа Мадонны. В этом смысле, конечно, за оставшееся время до 12 сентября концерт лучше бы совсем сорвать. Причем привлечь предварительно для пущей театральности какой-нибудь священный союз хоругвеносцев, оскорбленных самим видом Мадонны на кресте в своих лучших православных чувствах.

Собственно, такие манеры в Москве приняты не только в шоу-бизнесе, но и вообще во всяком сколь-либо примечательном бизнесе. В строительстве, где в цене квадратного метра, перевалившего «в среднем» уже за 3 тыс. долларов, не менее трети, а то и больше – это взятки московским чиновникам за землеотводы и прочие разрешения и согласования. В торговле, где в цену товара заложены и немалые откаты. Вообще в любом бизнесе. В дорожном строительстве, где в каждой рытвине покоится чей-то меркантильный интерес перекладывать асфальт каждый год, а лучше два раза в год, получая исправно жирный подряд на такие работы. В третьем транспортном кольце, где почти сразу после завершения строительства быстро выяснилось, что именно там точно украли, а именно грамотно организованные съезды и въезды на него.

Правда, во всей остальной стране все ровно то же самое и действуют ровно такие же правила. Это отчасти успокаивает – в этом смысле Лужков, разумеется, совершенно ни при чем.

Просто сейчас все песни такие.