Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Коммерсант – власть

Долго эта «вертикаль прессы» не просуществует

Фото: CI
Долго эта «вертикаль прессы» не просуществует.

Покупка государством — будем называть собственников своими именами — одного из последних не принадлежащих Кремлю относительно влиятельных медийных активов — издательского дома «Коммерсантъ» — прекрасно вписывается в экономическую стратегию российских властей. Она покупает, отнимает по суду или входит в долю (официально или неофициально) каждого крупного и ликвидного российского бизнеса.

При такой политике смысл концентрации медиаактивов в руках государства и его агентов состоит вовсе не в получении прибыли, а в информационном прикрытии основных бизнесов государственных мужей.

В создании дымовой завесы, позволяющей чиновникам спокойно строить «суверенный капитализм» в своих отдельно взятых семьях.

Я не думаю, что газета «Коммерсантъ», например, через пару месяцев станет «Мурзилкой» для взрослых, как принадлежащая, по сути, тем же собственникам газета «Известия», и будет публиковать на первой странице статьи про то, какие грибы лучше собирать в Подмосковье. Но я практически не сомневаюсь, что при новом собственнике мыслей в газете станет меньше и будут они — выразимся так — гораздо более простыми и предсказуемыми. В духе веяний с кремлевского Олимпа. Чем повеет — то и выразят.

Тем не менее я абсолютно уверен, что долго эта «вертикаль прессы» не просуществует. Хотя бы потому, что награбленную собственность неизбежно придется делить и охранять от посягательств тех, кто при власти, но еще не «накормлен». А также от «соратников» — ведь денег много не бывает.

И тогда пресса опять может быть использована для сведения счетов теперь уже чиновников-олигархов, как в информационных олигархических войнах серединных 90-х годов прошлого века.

Кроме того, бесконечно содержать издания, которые перестают читать и которые не приносят прибыли, — «неприкольно». Их надо как-то применять или пытаться кому-нибудь сбыть. Ведь миллиардеры, которые покупают медиаактивы в «нагрузку» — за право быть не посаженным в тюрьму или слиться с каким-нибудь «Гленкором-Арселором», — все равно не получают никаких гарантий. В нынешней России нет гаранта неприкосновенности собственности. Таковым не является даже президент Путин. Помните, как он публично, на пресс-конференции, говорил, что не хотел бы, чтобы ЮКОС банкротили?

Помните, как прилюдно, под камеры главных общенациональных телеканалов, обещал, что «Газпром» поглотит «Роснефть»? Не вышло, не хватает у президента власти.

Отсутствие каких бы то ни было правил и гарантий при наличии подковерной борьбы за лакомые куски российской экономики и за власть как способ получения этой экономической добычи — главная движущая сила неизбежного распада нынешней системы общенациональных средств массовой информации. Развлекательных каналов и так слишком много — в этом смысле «Первый» давно не отличим от «Домашнего» и имеет выше рейтинг только за счет более широкой географии распространения сигнала. Как средство пропаганды телевидение в условиях, когда провластным группировкам придется «мочить» друг друга, когда никакого идеологического единства не будет и в помине хотя бы по причине отсутствия идеологии, тоже не слишком годится. Умные люди при деньгах давно ставят кабельное телевидение и смотрят совсем другие каналы. А если «Коммерсантъ» станет «Комсомольской правдой», читатели, желающие получать кроме развлечений информацию, окончательно эмигрируют в интернет.

Проще говоря, нынешняя система СМИ, выстроенная властью, может существовать только при тоталитаризме, однородной жесткой диктатуре. Но такой диктатуры не получится — видите, на наших глазах даже приходится спешно клепать вторую партию власти из «жизненцев», «родинцев» и пенсионеров, потому что одна «Единая Россия» не в состоянии по новым правилам набрать две трети голосов, чтобы получить конституционное большинство в новой Думе. Когда во власти нет объединяющей «железной руки» или объединяющих идей — а у нынешних обитателей Кремля и окрестностей нет ни того ни другого, — даже тотальная цензура и огосударствление всех телеканалов, газет и журналов не спасут. Как и любым другим бизнесом, медийным надо как-то распоряжаться.

Если вы купили газету — ее надо издавать или закрывать. Закрывать нельзя, поскольку купить «поручили». Издавать тоже трудно, поскольку четкой «линии партии» издатель не дождется.

Так что наш драгоценный коммерсант — власть — не сумеет окончательно доконать средства массовой информации. Хотя и очень старается. Для того чтобы это сделать, надо быть как минимум Туркменбаши. Но даже и про Туркмению при желании можно прочитать и понять правду, находясь в самой Туркмении. Что уж говорить о гигантской России.