Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Потребление устало двигать экономику

Продолжать политику непринятия серьезных экономических решений становится опасным

Фото: ИТАР-ТАСС
Продолжать политику непринятия серьезных экономических решений становится опасным.

Министр финансов Алексей Кудрин написал в ведомственный журнал статью, в которой открыто критикует экономическую политику правительства. Полемика между членами кабинета министров — обычное для России дело. Однако, возможно, сейчас наступил момент, когда правительство должно предъявить экономике готовые решения.

Перебранка между членами правительства по вопросам экономической политики была, по большому счету, их личным делом в течение всего первого срока Владимира Путина и в начале второго. В первые четыре года, проведенные Путиным в Кремле, российскую экономику двигал вперед бурный рост нефтедобычи.

От правительства не требовалось помогать нефтяникам, достаточно было не мешать. Скажем, власти не озаботились вовремя расширением экспортных мощностей российских трубопроводов. Не беда, нашлось решение: топливо начали экспортировать по железной дороге и сплавлять по рекам. Изыскалась возможность, перепрофилировав производства, изготовить нужное количество цистерн, договориться с железной дорогой о приемлемом тарифе и т. д.

Можно, конечно, долго спорить на предмет того, как «дело ЮКОСа» сказалось на темпах роста нефтедобычи (и экономики в целом), но факт остается фактом.

Во второй срок роль ТЭК и нефтедолларов в росте экономики сокращалась. На первый план вышел другой фактор — потребительский бум.

Конечно, в значительной степени он инициирован хлынувшим в страну потоком экспортной выручки сырьевых предприятий. Однако в не меньшей степени экономика обязана ему собственно предпринимателям, работающим на этих рынках. Нельзя отрицать, что спрос на товары со стороны населения не в последнюю очередь вырос из-за бума потребкредитования (а также автокредитов и ипотеки). Появление в стране торговых сетей национального масштаба резко увеличило конкуренцию на этом рынке, заставив снижать цены и сокращать свою маржу как оптовых, так и розничных торговцев.

Причем нельзя сказать, что власти как-то стимулировали этот процесс: они ему не мешали, чего было, в принципе, достаточно. Центральный банк, к примеру, не рефинансировал отечественных банкиров, выдающих кредиты населению. Ну и ладно — банки научились занимать под свои кредитные портфели на Западе. Достаточно того, что ЦБ не препятствовал развитию этого рынка.

Однако вполне возможно, что его эффект уже сходит на нет. В последние два месяца рост промпроизводства стабильно составляет лишь 2,9%. И летним затишьем в экономике его не объяснишь — ведь и год назад было лето.

Если потребительский бум уже не двигает вперед экономику — это, безусловно, плохая новость.

Даже, вероятно, вдвойне плохая, поскольку теперь не видно других факторов, которые могли бы сами собой придать новый импульс захромавшей экономике.

Если это действительно так, то можно сказать, что для правительства наступает момент истины: в отсутствие внутренних факторов, двигающих экономику вперед, свое слово должны сказать власти. Как это происходит во многих странах мира, где в ответ на снижение темпов роста экономики, или на рост инфляции, или на какие-то другие факторы выходит, допустим, глава национального банка (федеральной резервной системы) и объявляет, допустим, о снижении (или повышении) процентных ставок. И эта система, в отличие от России, реально работает: экономика наполняется деньгами, или же, напротив, они из нее изымаются, что дает толчок экономике или, напротив, тормозит процесс ее развития. В общем, решает как-то проблему.

Безусловно, я не знаю решения для России. Стоит ли стерилизовать денежную массу, направляя все допдоходы в стабилизационный фонд, или же лучше увеличить расходы бюджета и, кстати, как это делать? Надо ли наращивать государственные инвестиции, увеличивая инвестфонд или же создавать условия для привлечения частных вложений? Есть ли смысл в продаже «Связьинвеста» в 2007 году или нет? И таких вопросов великое множество.

Беда в том, что ответа на них не знают и власти. Начальники не могут договориться и совместно проводить согласованную политику с четким вектором в ту или иную сторону.

Пока же министр экономического развития наращивает госинвестиции, а министр финансов их урезает. Правящая партия пытается увеличить госрасходы даже ценой бюджетного дефицита, а правительство настаивает на бездефицитном бюджете.

Конечно, в спорах рождается истина. Однако, боюсь, это не совсем тот случай — хотя бы потому, что каждый из спорящих методично проводит в жизнь свою линию. И, похоже, не то время, когда Россия могла себе позволить отсутствие экономического вектора в предыдущие несколько лет. Когда экономика перестанет расти сама собой, придется определиться.