Углеводородная бомба

Иллюстрация: Veer
Нефть и газ в современном мире фактически играют роль геополитического мегарегулятора, какую еще лет 20 или 30 назад играло ядерное оружие.

Использование Россией газа и нефти как главного инструмента внешней политики при всем разнообразии оценок такого подхода все же отражает объективное состояние современного мира. Сегодня угроза масштабного энергетического кризиса, особенно для наиболее развитых и, следовательно, наиболее влиятельных стран мира, почти сопоставима с угрозой ядерной войны.

С небольшим интервалом Владимир Путин навестил сразу две страны, имеющие важное значение в реализации этой стратегии. Сначала российский президент договаривался о газе со вторым после России мировым производителем и экспортером этого товара — Алжиром. А затем приехал к одному из главных потребителей — Китаю. В результате из России в Поднебесную планируется провести и нефте-, и газопровод, с 2011 года начать экспортировать туда российский газ и в перспективе довести газовый экспорт до 80 миллиардов кубометров.

После серии цветных революций на постсоветском пространстве и накануне председательства в «большой восьмерке» Россия начала использовать свой если не единственный, то уж точно самый мощный внешнеполитический козырь — энергоресурсы.

Если раньше — тоже в политических целях, желая изменить прозападный вектор политики экс-президента Украины Леонида Кучмы, — Москва списывала Киеву 1 миллиард долларов газового долга, то теперь ультимативно повысила цену на газ для своего славянского соседа до мировой. Да еще и сумела убедить Западную Европу, пока критически зависимую от российского газа (алжирский дороже, потому что транспортировать гораздо дальше), что именно Украина как транзитный экспортер российского газа отвечает за возможные перебои с этим энергоносителем в странах ЕС. Договор с Китаем, который, по прогнозам, к 2010 году вообще должен выйти на первое место в мире по импорту газа и давно находится на втором месте по импорту нефти, позволяет России не только включить в орбиту своего энергетического влияния одну из самых влиятельных и динамично развивающихся стран мира, но и диверсифицировать свои экспортные потоки.

Нефть и газ в современном мире фактически играют роль геополитического мегарегулятора, какую еще лет 20 или 30 назад играло ядерное оружие и концепция ядерного сдерживания.

Сегодня основные проблемы в контроле за ядерными потенциалами так или иначе связаны еще и с борьбой за рынки использования и переработки отходов ядерной энергетики. Реальные же последствия энергетического кризиса — в отличие от потенциальных последствий ядерного удара — гораздо более понятны не только политическим лидерам, но и простым людям. Перебои с бензином на заправках, блэкаут, парализующий всю жизнь крупных городов, — картины, хорошо знакомые жителям по обе стороны океана, тогда как ужасы ядерной войны они пока, к счастью, могут наблюдать лишь в фантастических триллерах. Причем если ядерное оружие, будь оно, не дай бог, когда-либо использовано, может привести к быстрой, почти моментальной гибели человечества, то без света и тепла эта смерть будет долгой и мучительной.

Для России наличие огромных энергоресурсов — несомненная удача в краткосрочной и среднесрочной исторической перспективе. Но очевидно, что ведущие страны мира, такими ресурсами не обладающие (ни одно из государств «большой восьмерки», за исключением России, не может похвастать такими запасами нефти и газа, а в той же Японии их нет вовсе), несомненно, приложат все усилия, весь свой интеллектуальный и экономический потенциал, чтобы избавить себя от тотальной нефтяной и газовой зависимости, создать новые источники энергии.

Пока мир находится в такой зависимости, у России есть исторический шанс играть роль доброго (для политических союзников) или злого (для политических противников) «следователя». Однако временные рамки такого шанса исторически ограничены. Запасы нефти и газа не бесконечны.

Поэтому человечество хотя бы ради элементарно выживания просто вынуждено будет вызволить себя из нынешнего энергетического плена.

Именно поэтому без инновационной экономики, без реальной экономической мощи Россия все равно не сможет в обозримой перспективе сохранять статус влиятельного государства в мировом масштабе. Потому что нефть и газ рано или поздно перестанут быть эффективными козырями в мировых геополитических баталиях, как перестало им быть ядерное оружие. Более того, если ядерное оружие еще может играть роль устрашающего фактора, нефть и газ в мире, нашедшем новые источники энергии, окажутся просто набором бесполезных химических веществ, если к тому времени их запасы вообще не будут исчерпаны до дна.