Клуб друзей государства

Иллюстрация: Veer
Власть приобретает все новых союзников, предоставляя свои ресурсы для решения частных проблем. Нынешним попутчикам хорошо бы знать, что подобная щедрость не может быть слишком продолжительной.

Термин «патерналистские настроения» неизменно рождает целый набор образов. Пенсионер, рассчитывающий на повышение к своей ничтожной пенсии, бюджетник, ожидающий очередной индексации жалования, военный или бюрократ, выполняющие свою работу в ожидании чудесного преображения зарплатной ведомости — в общем, все жертвы вроде как либеральных реформ, терпеливо ожидающие от государства, когда оно образумится и снова станет заботиться о своих гражданах. Эти образы не совсем соотносятся с реальностью, поскольку патерналистские настроения свойственны не только тем, кто получает деньги от государства. Сильная и по-отечески строгая власть любезна сердцам представителей всех слоев населения. Просто где-то на нее надеются больше, а где-то меньше. Важен не масштаб, а принцип: без государства никуда и никак. Тем более что курс, проводимый Кремлем в последние 6 лет, объективно способствовал усилению государственного присутствия во всех сферах российской жизни.

А вот чего можно ждать от нашего государства в начале XXI века? Распределять социальные блага в сопоставимом с советскими временами масштабе оно точно не будет. Более того, складывается ощущение, что даже нынешняя страшно усеченная система сохраняется либо до тех пор, пока хватает денег, либо пока среди нуждающихся в государственной поддержке будут оставаться те, кто вступил в активную жизнь во время Великой Отечественной войны, и первое послевоенное поколение. Что будет потом — зависит от цен на нефть и ни от чего больше. Возможно, тем, кому сегодня только за 50, и вовсе не стоит рассчитывать на пенсию.

Советская система социального обеспечения рушилась все 90-е годы. Логично было бы предположить, что те, кто видел это, должны прежде всего полагаться на свои силы. Однако картина получается совсем обратная.

Именно сегодня все больше и больше людей рассчитывают на государство, видят в сотрудничестве с ним залог своего нынешнего и грядущего благополучия.

Нынешняя власть предоставляет не блага сами по себе, а возможность их получать, используя возможности государства. Если в советские времена в обмен на добропорядочный труд и лояльность по отношению к партии можно было рассчитывать на стабильную зарплату и когда-нибудь квартиру, то сегодня в обмен на лояльность и исполнение полезных для государства функций тот, кто их осуществляет, вправе рассчитывать на то, что ему дадут немного попользоваться государством. Ну, в соответствии, конечно, с поговоркой про сверчок и шесток.

Мелкому администратору, получившему должность, не стоит ждать, что в благодарность за напряженный труд государство поможет ему решить свои личные проблемы. Скорее, наоборот. Однако, если администратор будет лоялен к руководству и чуток к перемене обстановки, ему рано или поздно дадут возможность пользоваться своим положением. Так же как и бизнесмену, поступившему на работу в аффилированную с государством коммерческую структуру, также предоставят свободу действий, благодаря которой у него появится возможность повысить личное благосостояние. И в том и в другом случае все будет происходить практически в соответствии с буквой закона. В каком-то смысле это возвращение старинной, очень старинной практики кормлений, при которой назначенный воевода не получал от царя жалования, зато имел возможность обустраивать свою жизнь при посильной помощи вверенных его попечению тягловых людей. Отменить этот способ управления оказалось непростым делом, поскольку практика кормлений устраивала многих. Как сегодня многих устраивают и своеобразные отношения с государством, дающим возможность использовать свои возможности.

Для этих людей государство уже не столько отец, сколько старший товарищ, который разрешил покататься на велосипеде с условием выполнения неких попутных поручений.

Поручения не обременительны, а езда на велосипеде увлекательна и приятна. Хулиганов бояться не стоит, поскольку со старшим товарищем никто связываться не будет. Обилие ресурсов и многообразность задач дают государству возможность приобретать новых друзей практически в режиме нон-стоп. Для вновь приходящих это не просто выгодно, но и интересно. Это в советские времена надо было ждать долгие годы, чтобы перейти с одной административной ступеньки на другую. Сегодня все по-другому: если придумал новый поворот в бизнесе, или пропаганде, или чем-то еще полезном для государства, так вперед — исполняй и твори. Потому что далеко не все попутчики власти с ней согласны или прибились в расчете на благодеяния. Много и тех, кто не видит иных возможностей для продолжения своей работы иначе, чем рядом с государством.

Рядом с ним можно рассчитывать на многое, вне него — почти ни на что.

Прибившиеся к государству кровно заинтересованы в том, чтобы его влияние как минимум не снижалось. А по возможности и росло. Они даже готовы способствовать этому, даже не подозревая, что, достигнув определенного уровня силы, государство перестает предоставлять свои возможности для решения личных задач. Тех, кто пытается продолжить эту практику, жестко наказывают. Всем остальным приходится снижать запросы и отказываться от смелых проектов.