Сделать Газету.Ru своим источником в Яндекс.Новостях?
Нет, не хочу
Да, давайте

Династический кошмар

Российская политика из дела личного уже превратилась в дело семейное. В партии и во власть идут кланами — всерьез и надолго.

Из столицы Поволжья сообщают: Кириенко может занять пост председателя исполкома нижегородского регионального отделения «Единой России». Речь идет не о папе Сергее Кириенко, экс-премьере, экс-полпреде и экс-демократе, недавно возглавившем «Росатом», а его 22-летнем сыне Владимире, финансисте и банкире (он финансовый директор ООО «Капитал» и член совета директоров Саровбизнесбанка). В среду такая же радостная партийная весть — не тайная, как про Кириенко-младшего, а вполне официальная — пришла из Чечни про Кадырова-младшего. И. о. премьера Рамзан Кадыров возглавил региональное отделение «Единой России».

Но если для Кириенко-младшего работа в «Единой России» может стать началом политической карьеры, то для младшего Кадырова это лишь формальный дивиденд с прокрученного при его помощи выборного дельца. Более шестидесяти процентов голосов, полученных единороссами на недавних парламентских выборах в Чечне, — результат отнюдь не массового увлечения чеченцами «медвежьей» идеологией, а следствие четко проведенной Кадыровым организационно-разъяснительной работы. И, хотя фактический правитель Чечни Рамзан Кадыров теперь сам решает, в какую партию вступать, надо признать, что своей стремительно развивающейся политической карьере Герой России обязан заслугам своего отца Ахмада-ходжи и своему сыновнему послушанию: отец был против федералов — и сын был послушен, папа замирился — и сын последовал за отцом. И не прогадал.

Трагические коллизии «пионер Павлик Морозова vs папа-кулак» совершенно не в духе эпохи.

Дети современных российских политиков, если и ищут собственные пути, как, например, Маша Гайдар, лидер молодежного демократического движения «Мы», или Жанна Немцова, баллотировавшаяся на недавних московских выборах в Госдуму по одномандатному округу, все же следуют в идеологическом фарватере своих знаменитых родителей. Родители, попавшие в политику позже своих прытких детей, тоже, впрочем, не подводят своих чад: генерал Виталий Маргелов, депутат Госдумы четвертого созыва и отец главы международного комитета Совета федерации Михаила Маргелова, разумеется, член фракции «Единая Россия». Не напрасно же Маргелов-младший стоял у истоков нынешней «Единой России», занимаясь пиаром еще самых первых, бурых «медведей», собранных в блок «Единство» в далеком 1999 году. И орловский губернатор Егор Строев, потративший столько сил на становление российского парламентаризма, имел полное моральное право откомандировать свою дочь в Совет федерации. Равно как и более 15 лет остающийся на плаву в суровых условиях российской политики Владимир Жириновский был в своем праве не просто привести сына, Игоря Лебедева, в Госдуму, но и назначить его лидером фракции.

Конечно, не все политики-папы обладают столь мощным административным или политическим ресурсом, чтобы так конкретно помочь свои детям.

Ни Борис Немцов, ни Анатолий Лукьянов, даже если бы хотели, не могли реально ввести своих дочерей в реальную политику (дочь ветерана КПРФ Анатолия Лукьянова, Елена, как и Жанна Немцова, проиграла выборы в Мосгордуму в одномандатном округе). Отцы из «неправильных» партий как люди с весом и опытом в состоянии помочь своим отпрыскам как минимум советом. Но родственные связи с ними, скорее, можно отнести к разряду «порочащих». Недаром ту же Машу Гайдар еще до того, как она сняла свою кандидатуру с выборов в Госдуму по 201-му избирательному округу (в пользу Виктора Шендеровича), спросили на пресс-конференции, не приходило ли ей в голову поменять фамилию, вызывающую у людей весьма противоречивую реакцию.

Известная фамилия может быть одновременно и пропуском в мир больших возможностей (не только политических — достаточно посмотреть, какую успешную карьеру в бизнесе делают дети многих известных российских деятелей: сыновья Сергея Иванова, Валентины Матвиенко, Геннадия Селезнева, Константина Титова — список может получиться длинным), и уликой.

Российский истеблишмент за последнее пятилетие, если можно так сказать, устоялся, и дети (как и прочие родственники) значимых персон могут двигаться почти исключительно по уже заданным траекториям.

Если представитель семьи выбрал перспективный, с точки зрения сегодняшнего дня, путь, то его поддержка гарантирует успех члену его семейного клана. Если траектория движения оказалась неверной, как у некоторых из близких некогда к власти демократов, то перемена лагеря детьми почти невозможна. И не только по соображениям этическим. «Меня бы дурно приняли здесь и косо посмотрели бы там», — так почти 400 лет назад д'Артаньян объяснял Ришелье отказ перейти в его партию. И, несмотря на то, что в нынешней России в партию власти переходят толпами, есть те, для кого этот путь не то чтобы заказан, но малоперспективен.

<1>Если же нынешний идейно-династический порядок окажется долгим и стабильным, перспективы страны выглядят совсем печально И не столько из-за продолжающего карьерное дело отца Владимира Кириенко и прочих детей, вовремя сориентировавшихся в обстановке родителей.

Мысль об Ильхаме Алиеве, наследовавшем страну от папы Гейдара, действует подавляюще.

И не стоит вспоминать Ганди, Бхутто, Бушей и т. д. Политические династии Путиных — Жириновских — Грызловых — это худший из ночных кошмаров.

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть